Первое после убийства Николая Вострикова собрание акционеров Ижевского завода пластмасс (Ижевск, Удмуртия) не дало ответа на вопрос - кому было наиболее выгодно физически устранить председателя совета директоров?

На выезде из элитного поселка Горка. 1 ноября 2004 года. Круг подозреваемых стал больше, а сама история борьбы за власть на предприятии теперь напоминает классический английский детектив.
Собрание должно было состояться 17 марта, никаких официальных сообщений ни на сайте предприятия, ни в прессе по его итогам не появилось. К слову сказать, информационная политика менеджмента ИЗП всегда отличалась осторожностью. Штудирование федеральных ресурсов и систем открытия информации не дало практически никаких результатов. Последнее упоминание о заводе датировано ноябрем прошлого года, когда, собственно, и погиб Николай Востриков. Список аффилированных лиц, с трудом найденный в открытом источнике, относится к концу июня того же года.
На заводе дать хоть какую-то информацию отказались. На нашу вполне безобидную просьбу - официально прокомментировать итоги мероприятия (основными вопросами которого были: избрание генерального директора, нового совета директоров и ревизионной комиссии) - секретарь в приемной ИЗП хмыкнула и без предупреждения переключила куда-то в неизвестность. Мужчина на том конце провода представился: 'Заместитель генерального - Носачев', но, услышав вопрос, попросил подождать и снова куда-то переключил.
Третьим собеседником оказался директор по производству. Выслушав наши вопросы, управленец искренне удивился, почему комментировать итоги собрания акционеров должен именно он? Данная сфера, естественно, оказалась не в его компетенции, кроме того, мы отрывали его от проведения важного рабочего совещания.
Контрольный звонок в приемную расставил все на свои места. Секретарь на мою просьбу уточнить, кто же все-таки в курсе происходящего, отрезала: 'Значит, вам просто никто ничего не хочет говорить'.
Единственным откликом на прошедшие события стало объявление, опубликованное 25 марта в 'Удмуртской правде': 'Доверенность, выданную ОАО 'Ижевский завод пластмасс' от 17.11.2004 на Вьютнова Олега Николаевича, считать отмененной с 14.03.2005 года'.
Как пояснили в Прокуратуре УР, следствие по факту расстрела Вострикова до сих пор продолжается, о результатах говорить слишком рано. На вопрос об итогах недавнего собрания, которое, по нашему мнению, должно было пролить свет в том числе и на возможных заказчиков преступления, в прокуратуре ничего не ответили, сославшись на тайну и интересы следствия. Не была названа и версия, которую следователи считают наиболее вероятной. И если СМИ еще пару месяцев в голос называли основным мотивом убийства - желание московских акционеров захватить власть, то сегодня, похоже, в деле появились и другие фигуранты, возможно, связанные с Востриковым не только профессиональными узами.

Семья?

Чужая семья - потемки. Сложно по свидетельствам посторонних дать объективную оценку, в каких отношениях были многочисленные близкие Николая Ивановича, повторно женатого и имеющего детей от первого брака. Говорят, жили дружно, членов семейства объединяло общее дело. Не секрет, что Николай Иванович считал ИЗП своим предприятием, распределив большую часть уставного капитала среди членов своей семьи. Сам Востриков владел небольшим пакетом в 11,39% акций, 20,34% номинально числились за его затем Олегом Вьютновым, 19% были записаны на дочь - Анну Черняеву. Вьютнов фактически руководил московским представительством завода, на ИЗП числился в статусе заместителя генерального. Востриков в 2002 году женился во второй раз, но его супруга Людмила (опять же по слухам) в семейном бизнесе не участвовала.
По информации 'Д', после гибели главы семья приняла решение сохранить контроль над предприятием и, следовательно, оставить у себя контрольный пакет акций завода. Какие цели на самом деле преследовали потенциальные наследники, судить опять же не беремся. Но в считанные дни после убийства пакет, принадлежавший покойному Николаю Ивановичу, 'для сохранности' был передан в доверительное управление специально созданному для этого ООО 'Компания 'Мир' до момента вступления членов семьи в права наследования.
Как рассказал наш источник, первоначально в деле фигурировали два завещания Вострикова, в которых подробно описывался процесс раздела имущества.
На первый взгляд, больше остальных выигрывала по завещанию вдова Людмила Ермакова, которая имела право в общей сложности на 60% акций упомянутого пакета, не считая других материальных ценностей и недвижимости.
Несмотря на внушительное состояние, в середине февраля Ермакова первая из родственников обратилась к нотариусу с намерением вступить в права наследования именно акций. Нотариус Прощалыкина начала процедуру оформление права собственности на весь пакет (!).
Однако практически одновременно с этим было обнародовано еще одно завещание, которое было составлено покойным еще до женитьбы на Ермаковой в 2001 году.
Согласно этому документу единственной наследницей отцовского пакета становилась Анна Черняева, таким образом, похоже, получавшая контроль над третьей частью уставного капитала ижевского предприятия.
Нотариус Прощалыкина в связи с открывшимися фактами первоначальное действие о регистрации права собственности на акции отменила, но тем не менее выпустила исполнительную надпись, согласно которой договор доверительного управления прекращает свое действие и акции должны быть переданы обратно на счет покойного Вострикова.
В этот момент вдова, по неофициальной информации, неожиданно уезжает из Ижевска. 5 марта появляется постановление о возбуждении исполнительного производства и в тот же день на его основании на акции накладывается арест. Таким образом, в результате всех этих 'нотариальных действий', скорее всего, был принципиально изменен расклад сил среди претендентов на владение заводом пластмасс.

Партнеры?

Если предположить, что арестованный пакет Вострикова в голосовании не участвовал, то расклад голосов на собрании акционеров мог быть следующим: 44,6% принадлежит московским фирмам ЗАО 'Сенеж' и ОАО 'Метавтокомплект', еще 19% - у Анны Черняевой, 20,34% - у Олега Вьютнова, оставшиеся проценты были разбросаны по миноритарным акционерам.
Сообщение в 'Удмуртской правде' об отмене доверенности, выданной на имя Вьютнова уже после смерти Вострикова, скорее всего, касается акций, владельцем которых он был лишь номинально.
По слухам, собрание акционеров могло закончиться победой москвичей. Сегодня генеральным директором предприятия является некто Владимир Разумков. Заместителем остался бывший руководитель завода - Сергей Носачев. Но вполне вероятно, что это временная ситуация, которой предшествовал срыв собрания одной из сторон. 'Д' продолжит следить за развитием ситуации.