Чёрная ворона

Мы - люди. И это не глупая шутка из КВН, а очень важное обстоятельство, о котором в последнее время многие легко забывают, когда речь идет о людях, не похожих на них чем угодно: языком, цветом кожи, вероисповеданием, сексуальной ориентацией, национальностью. Сегодня из каждого «утюга» мы слышим о «своих и чужих»: злобных американцах, коварных евреях, распоясавшихся геях, обнаглевших мигрантах, проплаченной оппозиции. Глядя на то, как люди в Ижевске реагировали на Аниту, я подумал, что важно напомнить, что помимо разных взглядов на жизнь, разных вероисповеданий и разного гражданства есть и то, что нас объединяет: мы все люди. И история наших стран – России и Ганы – это в первую очередь история людей: с их страхами, слабостями и верой в будущее.

Анита - волонтёр. Она приехала в Россию из экваториальной Африки за свои деньги и бесплатно обучает здесь школьников английскому языку. Вместе с ней приехали волонтёры из Китая, Пакистана, Америки, Индии. Условия для всех одни: бесплатное проживание и питание за обучение английскому; билеты за свой счет. Живут иностранцы на «вписках» у случайных людей. Каждый может поселить к себе иностранца.

Анита живет у нас дома. Несколько минут назад она накормила меня и мою жену Наташу национальным блюдом fante kenkey (на слух «фанти кики»). Это тесто из кукурузы, которое держат несколько дней в воде, чтобы оно немного скисло. После этого получившаяся масса может очень долго храниться. Куски теста мы ели руками, макая их в очень острый соус из африканского перца shito (на слух «шето»), закусывая сардинами из консервной банки с надписью Titus. На второе была каша, или, лучше сказать, холодный суп из того же теста, но смешанного с молоком из консервной банки фирмы Nestle. Молоко удивительного вкуса, напоминающего сливки или детское питание. Оно жирное, а на цвет светло-коричневое. Эта смесь называется ice kenkey. Все ингредиенты блюд Анита привезла из Ганы.

Я осилил несколько небольших комков fante kenkey. Она съедает за ужином пару кусков размером с кулак каждый. Я с удивлением наблюдал, как пустеет блюдце острейшего соуса. При этом Анита с большим трудом проглотила чайную ложку обыкновенного сыра с чесноком. Попробовав эту закуску, она не могла отдышаться несколько минут.

Разговор о политике

Если бы я не поднял эту темы, то мы вряд ли поговорили бы о политике. Ганцы не любят политику. Анита на выборы не ходила. Хотя она родом из состоятельной семьи: при среднемесячных доходах, эквивалентных 3700 рублям, мало кто может позволить себе путешествие на другой континент. Рвущиеся во власть сделали политику в Гане «грязным делом». «Люди меняются, а жизнь остается такой же. Много коррупции. Урны для бюллетеней должны быть пустыми, но они не пустые. Результаты выборов подделывают», - рассказывает Анита. Людей это особо не трогает. Они не выходят на многотысячные митинги и не устраивают погромы.

Значение имеют только выборы исполнительной власти, которую возглавляет президент республики. «Президента выдвигают от партии. Все голосуют за президента, а потом просто голосуют за ту партию, от которой он выдвигался», - говорит Анита. Конституция Ганы принята на год раньше российской - 7 января 1993-го.

В политике в 90-е годы, видимо, у них происходило примерно то же, что и в России. «Президент Дж. Ролингс (1992-2000) способствовал введению многопартийной системы и укреплению демократии в стране. Был первым переизбранным на второй срок президентом. До этого все режимы свергались военными до истечения срока их полномочий», - сообщает «Энциклопедия стран мира». Одним словом, разговор о политике не задался. В конце концов, это не её конёк: Анита учится в Гане на инженера-химика, а на вопросы про хобби говорит, что любит больше всего слушать музыку и делать уборку.

Про культуру

Традиции в Гане – это не пустое слово. Для чистоты эксперимента я нашел телепередачу «Далеко и еще дальше» о Гане, где говорилось о традиционных символах. Я показал ей несколько кадров и спросил, знает ли она, что означают эти изображения. Анита экзамен прошла успешно и рассказала, что расходящиеся кольца – это главный символ, самый древний у народа ашанти, к которому она принадлежит.

С европейской культурой ее предки столкнулись на одно столетие раньше, чем удмурты столкнулись с русской культурой. Колонизация территории будущей Ганы происходила в XV веке. Но традиционную культуру акан, моле-дагбон и других племен еще рано заносить в Красную книгу, в отличие от культуры удмуртов. Вожди, жертвоприношения, обряды – это всё сегодняшний день в Гане. «Традиции сохраняются, потому что детей растят бабушки и дедушки. От них перенимаются традиции. Конечно, традиции сохраняются не полностью. Мы носим европейскую одежду и так далее. Во время колонизации белые люди строили школы, но не для местного населения, а для своих детей, которые рождались от смешанных браков. То есть они вступали в браки или не вступали, но дети рождались. Они были мулатами. Школы создавались для них. Белые сами изолировались от местного населения, считая свою культуру выше культуры местных. Поэтому смешения не было», - рассказывает Анита.

Но сегодня традиции теряют свою силу. Сейчас, как считает Анита, осталась меньшая часть того, что было. «Люди начинают ценить свою культуру, когда оказываются в другой стране. Только тогда они понимают, насколько их образ жизни отличается от образа жизни других людей. В своей стране они гораздо меньше ценят свою культуру», - говорит Анита.

И всё же, по её мнению, ребром вопрос не стоит, сохранять местную культуру или перенимать европейский образ жизни и европейские ценности. На гербе Ганы нет «российского» орла, который не знает, куда лететь: то ли на запад, то ли на восток. «Путеводная звезда африканской свободы» - черная на желтом фоне национального флага Ганы - указывает путь к великой африканской мечте - объединению всего черного континента, когда африканцы, взяв лучшее у цивилизованных стран, сохранят свой неторопливый образ жизни и свои вековые традиции.

Поэтому вожди в Гане спокойно уживаются с президентом страны, четко разделяя полномочия. Президент – это ловкий управленец, а вожди – мудрые люди, которые общаются с духами предков, к которым обращаются как в суд, чтобы решить разные споры. «Обычные суды тоже есть, но кто из деревни поедет в город судиться? Все идут к вождю», - поясняет Анита.

Кроме того, вожди – это посредники между правительством и местным населением. Если нужно что-то донести до людей, то власти обращаются к вождям, а уже вожди с высоты своего авторитета доносят мысли чиновников до людей.

Хотя некоторые традиции до сих пор можно считать дикостью. Например, маму Аниты один раз чуть не убили люди в масках. Дело в том, что если умирает вождь, то его не принято хоронить одного. Люди из его племени надевают пугающие одежды и открывают охоту. Первый встречный может оказаться их жертвой. Мама Аниты в тот день отправилась за водой. Ближайший источник был в нескольких километрах. Охотники за головами погнались за ней. Спасла маму Аниты какая-то бабушка, пустившая её в дом.

Про семью

Я представил Аниту своим родителям. Она была этому очень удивлена. Особенно её удивило, что моя жена пришла к родителям мужа с непокрытыми руками и ногами: в шортах и футболке. «Меня бы так не пустили в дом к мужу», - заметила она. Был уже десятый час, и моя сестра, ровесница Аниты, пошла погулять. «Ни меня, ни одну из моих сестер папа не выпускает после шести вечера», - сказала Анита. «Но она же пошла гулять со своим молодым человеком» - возразила моя жена Наташа. «С молодым человеком!? Ничего себе! У нас никаких бойфрендов близко не подпускают. Молодой человек может только в одном случае прийти в дом к родителям: если он пришел делать предложение», - ответила Анита.

Про национализм

Во время прогулки к нам привязался какой-то мужчина. «Она нигер?» - агрессивно спросил он. Судя по запаху, он изрядно выпил. Быстро выяснилось, что он придерживается радикально-правых взглядов и состоит в группе футбольных фанатов. Мужчина начал хвастаться, что вместе с друзьями они проводят акции по «борьбе с педофилией», которые, по сути, представляют собой самосуд над теми, кого их компания таковыми посчитает. Они избивают этих людей и поливают на них собственные фекалии. Потом мужчина снял с себя футболку и показал татуировку на спине. Там была изображена свастика. После этого он стал вскидывать руки в гитлеровском приветствии и кричать «русский фашизм!» и «Россия, вперёд!». Узнав, что Анита преподает английский и приехала из Ганы, он пожал ей руку и посоветовал быть осторожнее в городе, потому что, по его словам, таких «нетолерантных» в городе много. «Главное, чтобы наркотиков не продавала», - сказал он назидательно и ушел.

Анита даже не поняла, что эту агрессию она спровоцировала своим цветом кожи. Проблемы радикальных националистов в их стране просто нет. «У нас удивляются людям с другим цветом кожи, но никто не относится к ним плохо. Ганцы изначально очень приветливы и открыты», - рассказала Анита. «Но нет ли людей, которые считают, что белые люди – это те, кто делал вас рабами. Это не повод ненавидеть белых?» - спросил я. «Нет, у нас не принято помнить зла. Если мы переживаем что-то ужасное, то потом стараемся никогда больше об этом не вспоминать», - ответила Анита. Ко всему прочему, по её словам, в Гане гораздо менее остро стоит проблема алкоголизма и табакокурения. Количество пьющих и курящих людей в России её очень удивляет.

О России

Когда мы попросили Аниту сказать, что ей показалось удивительным в России, она назвала «упорядоченность». По её словам, это касается всего в целом. «В Аккре человек не пойдет выкидывать мусор в урну, даже если она стоит у него под носом. В Ижевске такого нет. Дороги здесь гораздо лучше. Вообще всё более организованно. В Гане можно переходить дорогу в любом месте, ловить такси в любом месте – здесь не так», - говорит Анита. Кроме того, побывав в выходные на Центральной площади, она пришла к выводу, что мы «более защищены» и что полиция у нас работает лучше, чем в её стране. Об этом, считает Анита, свидетельствует большое количество полицейских.

Еще одна вещь, которая удивила Аниту: мы несуеверны. «В Гане больше девяноста процентов людей очень суеверны. Если что-то происходит с одним из членов семьи – остальные будут думать, что это подстроили с помощью темной магии. И все будут косо друг на друга смотреть. Если же кто-то умирает, то, даже если он болел, будут думать, что кто-то виноват, кто-то подстроил эту смерть», - рассказывает Анита.

Москиты

Малярия – в Гане эта болезнь страшнее ВИЧ и вообще страшнее всех других болезней. Ее переносят очень маленькие комары. Ежегодно от этой болезни в мире умирает 2 млн человек. Большая часть из них – в Африке, в том числе и в Гане. Как и в случае с клещами в Удмуртии, в Гане борются не с самим разносчиком заболевания, а пытаются лишь вылечить уже заболевших людей и предотвратить заражение. Для этого правительство субсидирует лекарства от малярии, которые сегодня доступны фактически каждому жителю Ганы, и раздает бесплатные антимоскитные сетки для сна. Волонтёры же обходят дома, уничтожая источники стоячей воды – главной среды обитания и размножения малярийного комара.

О семье и изменах

В России разводятся из-за пьянства и из-за измен. «70 процентов разводов в Гане происходит из-за того, что родители вмешиваются в отношения супругов. Они суют нос не в свои дела и провоцируют конфликты», - считает Анита. На измены в Гане особый взгляд. «Измены - это очень распространенное явление в Гане. Считается, что для мужчин такое поведение нормально, так как это у них в крови. Разводы из-за измен, конечно, случаются. Но далеко не всегда измена становится достаточным поводом для развода. Я бы не сказала про своего папу, что он никогда не изменял маме. Мама сама рассказывала мне об этом. Но она просто понимает, что это естественно», - говорит Анита. Считается, что если мужчина изменил жене, то виновата любовница, применившая магию приворота. С магией ничего поделать нельзя, и всё, что остается домочадцам – молиться о возвращении отца семейства. Но у такого рода женской магии есть одно положительное свойство: она имеет свой срок прочности и, как правило, спустя какое-то время муж возвращается домой. Жены знают про это и поэтому не особо переживают.


Английские колонизаторы, познакомившись с традициями и верованиями ганцев, сочинили любопытный стишок. В свободном переводе он звучит примерно так:

В понедельник рождённый станет красивым,
Вторника ребёнок будет счастливым.
Родившийся в среду в печали утонет,
Четверга ребёнок тучи разгонит.
Пятничный - сотрёт руки в кровь,
В субботу родится дарящий любовь.
А тот, кто явился на свет в воскресенье
,
Людям подарит радость с весельем.

«Настоящие» имена даются согласно дню рождения. Большинство жителей Ганы имеют два имени: полученное от родителей и традиционное, «настоящее», определяющее его судьбу.

Традиционные имена