4.jpg




Это не анекдот, а новые правила отлова и содержания безнадзорных животных, 30 октября утверждённые главой Администрации г. Ижевска Денисом Агашиным. В соответствии с этим документом умерщвлять в столице Удмуртии должны только тех бродяжек, кто по результатам ветеринарного осмотра окажется носителем заразных заболеваний.


Перечень этих болезней утверждён приказом Минсельхоза России, на который ссылаются «агашинские» правила. В нём больше ста причин усыпить животное – от чумы, туберкулёза и бешенства до глистов и хламидий, – и теперь администрация города хочет, чтобы мы поверили, будто выловленных собак будут квалифицированно обследовать на каждую из инфекций. Чтобы никто не сомневался, сити-менеджер даже утвердил образец ветеринарного заключения: дескать, «мною, ветеринаром таким-то, в присутствии представителя бригады по отлову проведен клинический осмотр животного. На основании результатов осмотра выдается заключение: животное имеет признаки особо опасных и карантинных заболеваний и подлежит усыплению; животное не имеет признаков особо опасных и карантинных заболеваний (нужное подчеркнуть)». Здоровые животные, согласно правилам, должны быть вывезены и выпущены «вне границ населенных пунктов».


Все эти положения утверждённых правил перекочевали в документы муниципального заказа на отлов животных, который ижевская администрация разместила в тот же день, 30 октября. Открытый аукцион со стартовой ценой 4,148 млн рублей состоится 22 ноября, а уже к 31 декабря 2012 года весь объём работ по отлову 5185 бродячих животных должен быть выполнен. То есть горадминистрация хочет, чтобы мы поверили ещё и в то, что до Нового года подрядчик будет ловить и «проводить клинический осмотр» в среднем 130 собак ежедневно, включая праздничные и выходные дни, или по 5-6 собак в час, включая тёмное время суток.


С недоумением и вопросами корреспондент «Д» обратился в казённое учреждение «Служба благоустройства и дорожного хозяйства», назначенное муниципальным заказчиком. Начальник СБиДХ Алексей Горбачев, которого удалось найти в приёмной, оказался человеком странным – почти как документы к открытому аукциону, которые он подписывает. «Все запросы - через информационно-аналитическое управление в письменном виде, - заявил он, узнав, что речь идёт об отлове животных. – Устно я на ваши вопросы отвечать отказываюсь, если вы со мной не согласны, можете обратиться в суд». «Может быть, вы хотя бы выслушаете вопросы?» «Нет, не буду». Начальник Горбачев зашёл в свой кабинет и закрылся.


Его заместитель по эксплуатации Фирдаус Харисов поговорить не отказался, но и полной информацией не владел. «Я сам на сегодняшний день не понимаю, как это - отлавливать, потом выпускать, для чего и где выпускать – у нас ведь кругом деревни, - сказал он. - А собаки все больные. Эта собака – она бесхозная, она бегает, падаль подбирает, она является разносчиком опасных заболеваний в любом случае».


Картина прояснялась. Если с точки зрения властей Ижевска все бездомные собаки по определению больны и заразны, то и «усыплять», очевидно, будут всех без разбору – в точности так, как делали раньше. Для чего же тогда было городить огород с новыми «гуманитарно-ветеринарными» правилами? Что побудило главу администрации Дениса Агашина приложить эффективную руку менеджера к этой сфере?


На самом деле ижевским новшествам предшествовала бюрократическая инициатива на государственном уровне. Месяцем ранее, 25 сентября, Госсовет УР утвердил новый закон «О наделении органов местного самоуправления отдельными полномочиями УР по отлову и содержанию безнадзорных животных», в соответствии с которым муниципалитетам полагались не только обязанности по отлову, но и соответствующее финансирование из бюджета Удмуртии. В том же законе ответственность за контроль и методическую помощь местным властям возлагалась на Главное управление ветеринарии Удмуртской Республики.


Представитель ГУ ветеринарии УР Вера Стерхова тем не менее заверила, что никаких инструкций насчёт «ловить, катать и выпускать» Ветнадзор Администрации Ижевска категорически не давал. «Для нас это тоже было непонятно, - заявила она. – Муниципальное образование утвердило такие правила, то, что они приняли, мы прокомментировать пока не можем. Может быть, стоит какое-то время подождать и посмотреть, как они на деле будут это выполнять». По словам Веры Стерховой, главная задача ГУ ветеринарии УР по новому закону – финансовый контроль. И здесь сверхскоростное освоение средств на отлове собак в Ижевске нашло своё объяснение.


«Работа над законопроектом началась ещё в начале года, и всё это время он буксовал со страшной силой, - поделилась она. – Никто не хотел брать на себя ответственность по этой неблагодарной работе.


В Минфине УР вообще хотели поручить её Главному управлению ветеринарии – чтобы оно централизованно вело работу и оно же осуществляло контроль. Но это абсурд, потому что штатная единица у нас никак не смогла бы с этим справиться. Да и по закону всё-таки это проблема муниципалитетов. Вот если бы с рассмотрением закона не тянули так долго, а приняли бы его в начале года, то работа была бы поставлена на сегодняшний день и нормально освоили бы средства».


Резюме: четыре толпы чиновников из муниципалитета, правительства, Госсовета и Ветнадзора Удмуртии год не могли договориться о том, кто, как и почём будет ловить собак в Ижевске. К концу года утрясли, 25 сентября приняли закон, 1 октября Правительство УР выделило Ижевску 4,148 млн рублей субвенции на отлов. Ещё месяц администрация Ижевска вынашивала конкурсную документацию на эту сумму. На саму работу до конца финансового года с учетом сроков проведения аукциона осталось сорок дней. Чтобы не возвращать по закону целевые деньги в бюджет Удмуртии, городские чиновники осваивают их всеми неправдами – и поди догадайся: то ли подрядчику платят авансом, то ли в счёт уже проведённых работ, то ли за красивые глаза, но точно не по условиям контракта (130 собак в сутки), ведь они заведомо невыполнимы. Любой из трёх вариантов несовместим с федеральным законодательством.


Происхождение же главного новшества – процедуры катания здоровых собак за город – так и осталось невыясненным. Есть лишь многочисленные свидетельства против того, что этот пункт «агашинских» правил вообще когда-либо будет выполняться: во-первых, руководство СБиДХ считает разносчиками опасных заболеваний всех собак, во-вторых, все 100 болезней из «смертельного перечня» Минсельхоза не могут быть исключены по результатам внешнего клинического осмотра, и в-третьих, теоретический своз собак на территорию сопредельного Завьяловского района, который тоже получил субвенцию на отлов, суть межбюджетная диверсия.


Может быть, участившиеся городские скандалы из-за неоправданной жестокости охотников МУП «Спецавтохозяйство» заставили руководителей администрации Ижевска вдохнуть в это дело немного цивилизации? Раньше, мол, мы убивали за так, а теперь «по болезни», хоть и с фальшивыми справками. И теперь, не считая самих бездомных собак, хуже всего положение того ветеринара, которому предстоит выписывать эти справки десятками тысяч. Вот ему-то уж точно не позавидуешь.