9.jpg




Когда этот номер «Д» сдавался в печать, стало известно, что президент Волков попросил организаторов воздержаться от эмоциональных форм протеста. Источники «Д» сообщают, что предприниматели услышали просьбу, но не намерены окончательно отказываться от акции протеста. Принято решение перенести митинг на более позднюю дату, очевидно, это связано еще и с тем, что 5 июля в Ижевск прилетает полпред Президента РФ в ПФО.


«Почему новый министр МВД атакует предприятия Удмуртии? 5 июля митинг за отставку министра МВД по УР. Центральная площадь. 14.00», «Сколько полицейские-гастролёры хотят взять с предпринимателей Удмуртии?» - баннеры с таким содержанием с понедельника бьют в глаза проезжающим мимо гражданам. Причиной такой радикальной публичной реакции послужили начавшиеся утром 21 июня масштабные обыски и изъятия документов и оргтехники в 9-этажном здании «КОМОСа» по адресу: ул. Песочная, 11, где располагаются порядка двадцати юридических лиц. Затем такие же жёсткие «маски-шоу» прошли на свинокомплексе «Восточный», на предприятиях «Сарапул-молоко», «Кигбаево-Агро», «Глазов-молоко» и ООО «Ижевский Арсенал».


Действия руководства МВД по УР воспринимаются руководством холдинга как силовая операция в интересах неизвестных им рейдеров. Административно отбить этот удар, видимо, не получилось, и начиная с прошлой среды, 27 июня, когда гендиректор «КОМОС ГРУПП» Андрей Шутов и руководитель ООО «РИА» Андрей Осколков провели пресс-конференцию для местных СМИ, в столице Удмуртии идёт настоящая информационная война, перспективы которой пока не прогнозируются. Сделанное на пресс-конференции заявление о якобы имевшем место 11 мая предложении министра внутренних дел по УР Александра Первухина продать совхоз «Восточный» уже, как ожидалось, опровергнуто министерством.


В ответ на прозвучавшее обвинение МВД по УР использовало членов Общественного совета при данном ведомстве. В пятницу, 29 июня, на сайте министерства было обнародовано обращение, в котором члены совета заявили, что у них «нет повода сомневаться в порядочности и профессионализме министра Александра Сергеевича Первухина и его заместителей».


По мнению членов Общественного совета при МВД по УР, «попытки сформировать образ МВД по Удмуртской Республике как коррумпированной структуры, реализующей чьи-то коммерческие интересы, наносят куда более весомый ущерб инвестиционной привлекательности нашей республики, чем сообщения о проведении следственных действий в отношении кого бы то ни было».


Наиболее спорной частью обращения выглядит пассаж о том, что «прямое обращение к министру, высказывание публичных обвинений, проведение пресс-конференций, призывы к проведению митингов и созданию фондов с провокационными лозунгами и названиями являются способами морального давления на сотрудников и руководство МВД по Удмуртской Республике, выводящими отношения между МВД и обеспокоенными предпринимателями из правого поля». И поскольку очевидно, что обращения в исполнительные органы власти, пресс-конференции и митинги являются вполне правовыми формами гражданской активности, данный сигнал, видимо, надо трактовать как намёк на то, что реакция на все эти действия, скорее всего, будет жёсткой и, возможно, даже за пределами «правового поля».


Президент Удмуртии, которого первые обыски в «КОМОСе» застали в Санкт-Петербурге, вернулся в Ижевск в тот же день, но молчал целых 11 дней. И лишь на двенадцатый день, в понедельник, 2 июля, завершая традиционное аппаратное совещание в своей резиденции, наконец, высказался, раскритиковав жёсткие методы МВД по УР и попросив присутствующего в зале прокурора УР Сергея Панова «обеспечить законность этих операций». По его словам, он уже доложил о событиях в республике руководству Приволжского федерального округа и обещал сообщить в Администрацию Президента России. В планах Президента УР вынести обсуждение вопроса на координационное совещание с силовиками. Впрочем, совсем не факт, что в этот раз «координационное совещание» пройдёт по его сценарию. Очевидцы аппаратного совещания отмечают, что ни министра внутренних дел по УР Александра Первухина, ни его первого заместителя Александра Щура, руководившего операциями в отсутствие министра, на аппаратном совещании в резиденции Президента УР в этот раз не было.