Площадь перед зданием мэрии Ижевска, где, согласно заявлению чиновников, должен был проходить «спортивный праздник», была перекрыта милицией.




На деле «спортивный праздник» выглядит так: пустая площадь и полтора десятка никем не востребованных мопедов и квадроциклов.


Причины подобных действий понятны. Развернувшиеся после скандальных выборов в Госдуму в конце прошлого года акции протеста с сотнями тысяч участников впервые за почти два десятилетия создали серьезную угрозу сложившейся в стране системе власти и экономического господства. Причем центр уличных протестов неожиданно сместился в «сытую», стабильную столицу, а разношерстная гражданская оппозиция в регионах пыталась, и иногда довольно успешно, координировать свои действия в масштабах страны. Впереди новые повышения цен на ЖКУ и другие неприятные для населения экономические сюрпризы, и опасность соединения социального протеста с политическим очень вероятна.


Примечательно, что поправки в КоАП РФ, которые ужесточают санкции против нарушения закона о митингах, были внесены в Госдуму депутатом от Общероссийского народного фронта (ОНФ) из фракции «Единая Россия» Александром Сидякиным еще в апреле. После уличных столкновений 6 мая в Москве «партия власти» решила лишь ужесточить наказания, поправки были отозваны и 10 мая внесены заново. Если в апреле г-н Сидякин и другие подписавшие законопроект депутаты-«единороссы» предлагали установить штрафы организаторам акций в размере от 10 тыс. до 100 тыс. руб., а простым участникам от 1 тыс. до 10 тыс. руб., то «майский» законопроект устанавливает штраф уже от 10 тыс. до 1 млн руб. организаторам и от 1 тыс. до 1 млн руб. участникам. В качестве альтернативы предусмотрены «обязательные работы» на срок от 20 до 240 часов.


Если граждане, не участвующие в митингах протеста, полагают, что эти нововведения их не касаются, они ошибаются. Законопроект «единороссов» предусматривает также и возможность роста любых административных штрафов. Если раньше для физлиц они были ограничены суммой 5000 руб., то теперь верхняя планка установлена в 1,5 млн руб. Можно не сомневаться, что вслед за нарушителями законодательства о митингах радикальное увеличение штрафов коснется и других сфер правонарушений – в полном соответствии с нынешней фискальной политикой государства.


Уже 22 мая в 16.00 Госдума должна была рассмотреть законопроект в первом чтении.


Основной аргумент «Единой России» сводится к тому, что нарушения во время митингов часто приводят к серьезным негативным последствиям для общества, а предусмотренные законодательством санкции незначительны (штрафы от 1000 до 2000 руб. для организаторов акций и от 500 до 1000 руб. для простых участников).


На самом деле утверждение о незначительности санкций против «митинговых» нарушителей - это большая ложь.


В пояснительной записке г-на Сидякина говорится: «Во многих случаях проведение публичных мероприятий… наносит ущерб местам озеленения (цветникам), иным объектам благоустройства территорий, ухудшает санитарно-эпидемиологическую ситуацию, мешает проезду общественного и специального транспорта, проходу пешеходов».


Во-первых, за ущерб благоустройству, хозяйствующим субъектам и пр. организатор и участники акции могут быть привлечены к возмещению ущерба в гражданско-правовом порядке. Российские граждане при обращении к чиновникам с жалобой на нарушение своих прав уже привыкли получать стандартный ответ – идите в суд. Так вот и тут действует то же правило. При чём тут штраф?


Во-вторых, штраф в 1000 руб. – это, по сути, наказание за нарушение формальных правил. За незаконные действия организаторов и участников митингов, несущие серьезный вред и угрозу обществу, в российском законодательстве предусмотрены вполне жесткие и адекватные санкции.


Это, например, такие статьи КоАП РФ, как «Блокирование транспортных коммуникаций» (ст. 20.18), «Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции» (ст. 19.3), «Мелкое хулиганство» (ст. 20.1), предусматривающие кроме штрафов и аресты до 15 суток. Если г-н Сидякин полагает, что отсидеть в условиях российских тюрем 15 суток - это мягкое наказание, пусть попробует провести там хотя бы сутки.

Очевидно, что масштабный ущерб городскому хозяйству и общественному спокойствию может быть нанесен, если митингующие участвуют в массовых беспорядках. В этом случае наступает уже уголовная ответственность по статье 212 УК РФ, предусматривающая сроки лишения свободы от 2 до 10 лет. Есть и отдельная статья в отношении драк с полицейскими без применения оружия - «Применение насилия в отношении представителя власти» (ст. 318) - от штрафа в 200 тыс. руб. до 10 лет тюрьмы.


Таким образом, новый законопроект депутатов ОНФ и «Единой России» призван не столько ввести адекватное наказание за нарушение правил проведения публичных мероприятий, сколько сделать невозможным нормальное проведение массовых публичных мероприятий оппозиции.


Формально действующий закон №54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», в соответствии с 31-й статьей Конституции РФ, предполагает уведомительный, а не разрешительный характер проведения акций. Организатор подает властям уведомление о своем решении провести акцию. Власти обязаны оказывать содействие организатору. Однако в законе есть норма, которая фактически позволяет властям создать для организаторов из оппозиции непреодолимые препятствия в нормальной организации и проведении акции, особенно массовой: «Организатор публичного мероприятия не вправе проводить его… если с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения публичного мероприятия». (ст. 5, ч. 5).


Активисты протестного движения Ижевска хорошо знают, как использует эту норму «партия власти». Например, 10 апреля 2010 г. нами были заявлены митинги и демонстрация с 2 тысячами участников от Центральной площади до здания мэрии. В ответ городские власти предложили изменить время и место митингов под предлогом неожиданных «массовых праздничных гуляний» «С Днем рождения, любимый город!», хотя официальный День города у нас только 12 июня. В результате на наш митинг собралось не менее 1000 человек, а на небольшом «кусочке» огромной Центральной площади в это время шел концерт коллективов художественной самодеятельности - вот и все «праздничные гулянья». А площадка перед зданием мэрии, где должно было проходить «открытое первенство по мотомногоборью», оказалась перекрыта милицией. На деле «мотомногоборье» выглядело так: пустая площадь и полтора десятка никем не востребованных мопедов и квадроциклов под присмотром ответственных за них лиц. Участники митинга были вынуждены принимать резолюцию на небольшом пятачке перед милицейским оцеплением. Подведение итогов демонстрации было истолковано полицией как несанкционированный митинг, и был выписан штраф в 1000 руб. Хотя к ответственности привлекать надо было городские власти за воспрепятствование проведению митинга.


Можно привести десятки аналогичных случаев на примере Ижевска, хотя в Удмуртии сложилось еще относительно разумное отношение правоохранителей к акциям протеста. В целом же в большинстве регионов по ряду причин картина более печальная. Использование «лазейки» в законе чиновниками в интересах «партии власти» не исключение, а система.


С введением высоких штрафов, можно не сомневаться, власти в регионах, да и в Москве, не устоят перед искушением «подставить» и наказать оппозицию и будут целенаправленно «работать» над созданием ситуаций, в которых организаторы акций протеста будут вынуждены или отказываться от их проведения в неудобное время и в неудобном месте, или будут попадать под репрессивные меры.


Авторы законопроекта цинично ссылаются на опыт «всех развитых демократических стран мира». Однако ставить на одну доску сложившийся в России режим с «развитыми демократическими странами», где есть независимость суда, нет монополии на власть одной политической силы, не уничтожена свобода СМИ, просто смешно.


Особенно серьезно поправки в КоАП ударят по оппозиции в регионах, где большую часть участников акций протеста пока составляют граждане старшего поколения, менее затронутые влиянием Интернета. В условиях негласной цензуры в традиционных СМИ (прежде всего ТВ) власти, затягивая согласование времени и места акций, будут иметь возможность сорвать подготовку сколько-нибудь массовых митингов оппозиции. Это приведет и к ограничению гарантий избирательных прав граждан, поскольку массовые митинги являются необходимым элементом избирательных кампаний.


Как это сочетается с заявленным руководством страны курсом на демократизацию хотя бы на региональном и муниципальном уровне, непонятно. Тактически, возможно, власть и выиграет, но стратегически это создает ситуацию завинченного кипящего котла, который рано или поздно взорвётся с самыми непредсказуемыми для общества последствиями.