Шприцов – нет, растворов – нет, перевязочных материалов – нет, гепатопротекторов – нет, витаминов – нет, гормонов – нет, атигистаминных препаратов – нет, белья разового – нет, салфеток спиртовых – нет, обезболивающего – нет, инфуз. систем (в т.ч. для переливания крови) – нет. Это данные из отчёта о наличии медикаментов и расходных материалов в Республиканской клинической туберкулёзной больнице по состоянию на 10 октября этого года.


Три и девять десятых


Почему 10 октября? Потому что именно в этот день главврач больницы Елена Волкова написала обращение к президенту Удмуртии Александру Волкову с жалобой на постоянное недофинансирование больницы.


Цифры говорят сами за себя. «В соответствии с бюджетной росписью на 2011 год ГУЗ РКТБ МЗ УР по статье «Медикаменты и перевязочные средства» предусмотрены бюджетные ассигнования в сумме 9 млн 707 тыс. рублей, что составляет 3,9% от необходимой потребности», - сообщала в своем письме президенту Удмуртии Елена Волкова. Ответа не последовало.


Елена Николаевна предоставила в распоряжение редакции сравнительную таблицу, которая показывает, что уже в 2010 году РКТБ была самой низкофинансируемой республиканской больницей. Общее финансирование из всех источников составляло около 140 млн рублей. Для сравнения: 1-я РКБ получила за 2010 год 650 млн рублей. Из них 78 млн руб. - поступления за счёт предоставления платных услуг. РКТБ на платных услугах заработала только 3 млн рублей. «Специфика лечения туберкулёза такова, что нам просто не на чём самостоятельно зарабатывать. Поэтому мы просим увеличения бюджетного финансирования и перевода нашей больницы в разряд казённых учреждений», - говорит Елена Волкова.


При критически низком финансировании распространённость туберкулёза в Удмуртии выше, чем в других регионах. Если в республике на 100 тыс. населения инфицированы туберкулёзом 239 человек, то по России только 185. При этом наблюдается рост устойчивости болезни к лекарственным препаратам (в 1,3 раза за 3 года), а также растёт заболеваемость туберкулёзом в сочетании с ВИЧ (в 1,8 раза за 3 года). Помимо этого, РКТБ остро нуждается в кадрах. Низкая зарплата отпугивает выпускников медицинских учреждений. Штат больницы укомплектован всего на 56 процентов.


В республике хорошо знают о проблемах РКТБ, но решать не спешат. На просьбу, направленную Еленой Волковой в Госсовет Удмуртии, о переводе РКТБ в статус казённых учреждений спикер республиканского парламента Александр Соловьев дал какой-то не совсем адекватный ответ, заявив, что переход на казённое обеспечение нанесёт больнице только вред, так как «казённое учреждение не заинтересовано в расширении спектра платных услуг».


Не дождавшись ответа от республиканских властей, Елена Волкова направила 18 ноября письмо в адрес Президента России Дмитрия Медведева, перечислив в нём все вышеприведённые цифры. Спустя 26 дней, 14 декабря, ее уволили без объяснения причин, сославшись на статью 278 Трудового кодекса. По мнению Елены Волковой, такое решение могло быть принято по двум причинам. Во-первых, из-за её активной позиции в вопросе отстаивания интересов противотуберкулезной службы. Во-вторых, на это мог повлиять инцидент, случившийся накануне увольнения.


В понедельник, 12 декабря, министр здравоохранения издал приказ о принятии на баланс РКТБ препаратов общей стоимостью 13,7 млн рублей – 13 тыс. 100 упаковок препарата «Пасконат». Причём срок годности препарата уже на момент поставки составлял 60 процентов, а его хранение требует особых условий «холодовой цепи». При этом в БУЗ РКТБ для хранения «Пасконата» нет ни помещений, ни холодильников. Елена Волкова отказалась принимать препарат на хранение и таким образом нарушила приказ Минздрава Удмуртии.


Бывший главврач не считает свои действия неправомерными. Она заявляет, что принятие РКТБ на хранение «Пасконата» нарушило бы Федеральный закон «Об обороте лекарственных средств» и постановление Правительства РФ, утверждающее «Правила хранения лекарственных средств», а также Федеральный закон № 94-ФЗ. На сегодняшний день она уже подала жалобы в Прокуратуру УР на незаконные действия МЗ УР по понуждению нарушить федеральное законодательство. Кроме того, Еленой Волковой направлены иски в Арбитражный суд УР и в Октябрьский районный суд г. Ижевска по принадлежности с требованием признать незаконными приказы Министерства здравоохранения.


Больница


В 2009 году проблемы туберкулёзной больницы заинтересовали «Первый канал». В видеосюжете журналистка Светлана Костина, стоя у покосившегося забора, сообщала: «Вот за этим железным забором рядом со старым зданием будет построено новое. Во всяком случае об этом уже сейчас говорят власти Удмуртии. Будет возведено три корпуса, и уже сейчас готовится проектно-сметная документация». Корреспондент «Д» побывал у того забора и убедился, что с тех пор ничего не изменилось. За два года чиновники успели лишь вырубить лес на месте строительной площадки. На сегодняшний день не начат даже нулевой цикл работ.


Вместе с Еленой Волковой мы попытались пройти в старый корпус больницы. К нам на крыльцо вышла Елена Добровольская, замещающая в настоящее время должность главного врача РКТБ. На наш вопрос, можно ли пройти, она ответила отказом, однако мы всё равно зашли внутрь. Очевидно, опасаясь новых скандалов, она поспешила доложить о приезде журналистов непосредственному начальству.


Пишите письма


Переговорив с верхами, спустя пару минут и.о. главврача передала мне трубку, сообщив, что со мной будет разговаривать заместитель министра здравоохранения УР Татьяна Демина. Заместитель министра безо всяких оснований заявила, что снимать в больнице нельзя, потому что это некий «особый объект». Я ответил, что намерен вести съёмку в любом случае. Очевидно, проверив нас на твёрдость намерений, чиновница решила пойти другим путём и сама предложила после съёмок подъехать к ней в министерство. Однако, перезвонив позже, мы услышали, что «уже поздновато», и получили предложение созвониться в понедельник.


В понедельник, 26 декабря, желание общаться с журналистами у Татьяны Деминой совершенно пропало. Чиновница заявила, что, прежде чем давать интервью, ей нужно посоветоваться с министром. Через час я перезвонил и услышал, видимо, результат этого совета. По словам Татьяны Деминой, необходимо поступить «цивилизованным образом», то есть не встречаться и не разговаривать, а переписываться. Это означало, что в министерстве решили перестраховаться и не отвечать на вопросы журналистов. Правда, Татьяна Демина пообещала, что на официальный запрос ответят в тот же день и после этого назначат интервью. Но и после направленного по факсу запроса ответа в обещанный срок не последовало, Татьяна Демина просто перестала брать трубку своего сотового телефона. Такая манера поведения, как правило, может означать, что ответить чиновникам нечего.


Всё не так уж и плохо?


С Еленой Добровольской нам удалось пообщаться весьма коротко. И.о. главврача попыталась объяснить, что не всё так плохо. «Вы ведь, наверное, видели, что ведётся ремонт», - сказала она, узнав, что мы вели съёмки в здании РКТБ. Справедливости ради надо сказать, что в помещении больницы на одном из этажей действительно пахло краской. Однако само состояние больницы, построенной в 1939 году, было ужасающем. На потолке местами отвалилась штукатурка, со стен слезла краска. В больничных палатах было по десять коек. В уборной на 60 человек два унитаза и две раковины. Только слепой может говорить, что всё «не так уж плохо». Всё просто ужасно. Это уже не говоря о том, что из-за отсутствия отдельного корпуса дети лечатся вместе со взрослыми.


По большому счёту, стационар туберкулезной больницы в центре Ижевска вообще не должен располагаться. Рядом находятся университет, школы и детские сады. Напомним, что, по информации врачей, которые ежегодно проводят исследование учащихся туберкулиновой пробой, 86 процентов (!) детей и подростков являются носителями туберкулёзной палочки. При ослаблении иммунитета любой из них может заболеть этой опасной болезнью, лечение которой занимает от 4-х месяцев до года. Но в Минздраве Удмуртии отказываются бороться с туберкулёзом. Может быть, работают ради галочки? Туберкулёз при таком отношении к проблеме может стать неуправляемым.