«Лишь своевременное вмешательство федеральных и республиканских властей спасло завод от полного развала, как минимум люди не были отправлены в ЧАО или уволены», – передавали слова Александра Волкова местные СМИ, сопровождавшие президента республики при посещении им «Ижмаша». Между тем «вмешательство» властей очень сложно назвать «своевременным» - начиная с 1996 года, когда Гродецкий возглавил «Ижмаш», численность его работников сократилась с 25 до 2,5 тысячи. То есть фактически в десять раз. И увольнение бывшего генерального директора якобы за «срыв оборонного заказа», конечно, не тот повод, которого так долго ожидали в Ижевске. «Год назад я начал проводить постоянные встречи с собственником, с руководством «Ростехнологий».


Полгода ушло только на то, чтобы убедить руководство «Ростехнологий», что на «Ижмаше» дела не просто плохи, а очень плохи. Ситуация банкротная», – цитируют президента Удмуртии местные СМИ, лишний раз подтверждая, что в предыдущие 14 лет, пока Гродецкий уверенно вёл «Ижмаш» к его нынешнему состоянию, Александра Волкова, видимо, всё устраивало.


Рецепты от «матрицы»


«На момент проверки на начало года (2011) долги с различного рода обязательствами составляли 19 млрд рублей, - рассказал врио гендиректора Максим Кузюк о том, в каком состоянии он принял «наследство Гродецкого». - В такой ситуации у нас нет возможности оздоровить предприятие без каких-то кардинальных мер». «До конца августа будет уже запущена процедура банкротства основных предприятий», - сказал Кузюк на встрече с активом «Ижмаша». На официальном сайте предприятия висит следующая информация: «Величина обязательств группы в начале года превышала величину активов более чем на 3 млрд руб. На начало 2011 года в отношении 9 компаний группы была введена процедура банкротства, еще в отношении 11 предприятий, в том числе основных производственных площадок, поданы заявления о банкротстве. В рамках возбужденных исполнительных производств счета большинства основных компаний группы арестованы». По словам Кузюка, «по выходу из процедуры наблюдения» уже будет работать новое предприятие – Научно-производственное объединение «Ижмаш». «Для коллектива это значит, что каких-то острых изменений не будет», – утверждает Кузюк. Изменения, по его словам, будут для собственников и кредиторов, которые получат долю активов, реализуемых во время процедуры банкротства.


В настоящее время по решению общего собрания акционеров от 30 июня, на котором из состава совета директоров выпали Владимир Гродецкий и два его зама – Гиви Биганишвили и Сергей Збар, полномочия единоличного исполнительного органа ОАО «Ижевский машзавод» переданы управляющей организации - ЗАО «Финансово-клиринговая компания «Ижмаш», однако до заключения договора с ФКК «Ижмаш» руководство предприятием продолжает осуществлять врио гендиректора ОАО «Ижевский машзавод» Максим Кузюк.


В международной компании Boston Consulting Group, где сформировались его взгляды как управленца, существовал необычный для России подход, основанный на так называемой «матрице» - табличке, где по строкам отложены темпы роста отрасли, а по столбцам - доля рынка, которую занимает тот или иной продукт исследуемой фирмы. Все продукты по матрице разделяются на четыре категории: «звезды», «дойные коровы», «знаки вопроса» и «собаки». Прибыли, полученные от эксплуатации «дойных коров», согласно доктрине BCG, следует использовать на финансирование развития убыточных, но потенциально выгодных «знаков вопроса», чтобы вырастить из них «звезд». «Собак» же надо усыплять.


Как с этим управлялся Гродецкий


После встречи с активом завода президент Волков осмотрел то, что осталось от «Ижмашстанко».Предшественник Кузюка, хотя и не заканчивал MBA, тоже был настоящим ассом реструктуризаций. Дробление «Ижмаша» началось в октябре 1996 года, когда новый генеральный директор Владимир Гродецкий впервые объявил о реструктуризации предприятия, выделив в отдельные акционерные общества со 100-процентным участием АООТ «Ижмаш» более десятка дочерних открытых акционерных обществ: «Ижмаш-авто», «Ижмаш-мото», «Ижевский оружейный завод», НПЦВТ «Ижмаш», «Ижмашэнерго», «Лесозавод», «Ижмашстанко», «Ижмашавтотранс», «Ижевский инструментальный завод», «Металлургический завод «Ижмаш» и другие. Сомнительная часть «реструктуризации» началась позже, когда в 1998-2000 гг. произошла передача контрольных пакетов акций дочерних обществ ОАО «Ижмаш» в уставные капиталы вновь создаваемых предприятий, а в 2001 году ОАО «Ижмаш» передало имущественные комплексы ДОАО «Лесозавод», ДОАО «Ижмаш-авто» и ДОАО «Ижмаш-мото» соответственно: ОАО «Деревообрабатывающий завод «Ижмаш», ОАО «Автохолдинг «Ижмаш» и ОАО «Ижевские мотоциклы». Таким способом был произведён крупнейший вывод активов «Ижмаша» (автозавод, мотопроизводство, металлургический завод) под контроль структур, связанных с самарской группой СОК.


В реальности, впрочем, реструктуризация по схемам Гродецкого была гораздо запутанней. Так, в 1998 году с целью вывода активов из-под угрозы ареста по судебным искам было создано ОАО «Концерн «Ижмаш», куда передали 100 процентов акций ДОАО «Ижмашэнерго», акции ДОАО «Ижевский оружейный завод» (83%), акции ДОАО «НПЦ ВТ «Ижмаш» (100%) и акции ДОАО «Ижевский инструментальный завод» (100%). Позднее, в 2004 году, по аналогичной схеме создали ОАО «Ижмаш-холдинг», в него передали активы «Ижмаш-станко» и всех дочерних компаний мотопроизводства. Согласно общей схеме оставшиеся без имущества предприятия позднее банкротились.


На этом фоне мелочью (но с реальной стоимостью в сотни миллионов рублей) выглядит вывод из уставного капитала ОАО «Ижмаш» непрофильных активов, часть из которых была позже перепродана республиканским властям, часть осталась в собственности структур, очевидно, имевших отношение к бизнесу членов семьи Гродецкого: дворец культуры (тот, что сейчас подвергнут дорогостоящей реконструкции за счёт бюджета), легкоатлетический манеж, санаторий-профилакторий, гостиница, горнолыжная база «Чекерил» и охотничье хозяйство. Особенно скандально выглядел вывод через искусственно созданный долг активов коммерческого центра «Ижмаш», владевшего территорией порядка 10 гектаров, 30 объектами складского хозяйства, ж/д путями, тепловыми и электрическими сетями. Скандальность этому придаёт тот факт, что фактически вся инфраструктура оборонного предприятия, где формально обеспечивался строгий пропускной режим, оказалась в собственности структуры, имеющей концы за границей в одной из оффшорных зон.


Говорить о том, что республиканские и федеральные власти, как собственники «Ижмаша», не замечали того, каким образом руководство «Ижмаша» облегчало казну, наивно. Но в этом просто сумели не усмотреть ничего противозаконного. В конце 90-х добивавшийся введения поста президента УР Александр Волков был заинтересован в поддержке влиятельного директорского корпуса. Позже, видимо, настало время расплачиваться за оказанную ему поддержку на выборах.







«Мы провели предварительную работу с кредиторами. Часть обязательств была погашена, с частью кредиторов достигнута договорённость о пролонгации сроков погашения. Ещё часть прав требований была выкуплена нами по договорам цессии. Всё это позволило к настоящему моменту консолидировать объём обязательств, с которым мы можем определять стратегию при проведении процедур банкротства, - заявил врио генерального директора ОАО «Ижевский машзавод» Максим Кузюк. - Такой порядок банкротства позволит рассчитаться с кредиторами, решить накопленные системные проблемы в управлении предприятием и достигнуть поставленных целей».
izhmash.ru/rus





Письмо в редакцию

«Удивляет визит Волкова А.А. со свитой на Станкострой 18 июля, - пишет в редакцию «Д» Анатолий, работник «Ижевского машзавода», ставший свидетелем так называемой встречи президента УР с активом завода. – Ничего он нового не сказал, так, общие фразы, да повторял слова Кузюка. Создалось впечатление, что он здесь как бы уже и ни при чём. Если бы он ещё задержался на Станкострое, то вместе со своей свитой попал бы под дождь. Не под тот дождь, что на улице, а тот, что шёл в цехе из-за дырявой крыши...

Весь «Ижмаш» должен будет разместиться на небольшой (по меркам завода) территории за проходной в 5-й улице, где конечная остановка автобусов 12 и 8, где «сотое» (военное) производство и Станкострой... В термический участок Станкостроя собираются втиснуть целый 654-й цех инструментального производства. Вообще цель высвободить как можно больше территории. Получится больше половины площадей «Ижмаша». И всё продать, за долги, разумеется. И в то же самое время, когда территория «Ижмаша» сжимается как шагреневая кожа, требуют резко увеличить выпуск продукции. За счёт чего? За счёт работы в авральном режиме, который должен стать нормой. Об этом пишет Кузюк в газете «Машиностроитель». Писал он и о том, что сокращений работников не будет, будет сокращение руководителей. Точно! Руководителей сокращать уже начали, вот только тех, кто к рабочим нормально относился. А самих рабочих сокращать, конечно, не будут – будут выгонять за что-то. Придумать за что недолго, было бы желание... Осталось над остатками «Ижмаша» повесить вывеску: Arbeit macht frei (Прим. - Труд делает свободным)».