Показательно, что за день до трагедии ИК-1 с плановой проверкой посетила наблюдательная комиссия по осуществлению общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания. Члены комиссии проверяли только камерную систему в колонии (ШИЗО, помещения камерного типа и помещения для строгих условий содержания). Председатель УРО общественного движения «За права человека» Лариса Фефилова говорит, что фактически все содержавшиеся там заключённые изъявили желание попасть на приём. Всего за день комиссия выслушала порядка двух десятков человек. По словам заключенных, отмечает Лариса Фефилова, они постоянно подвергаются избиениям и унижениям со стороны сотрудников администрации, последние говорят с ними исключительно матом, передвигаться заставляют только бегом. Как сообщили членам комиссии заключенные, в колонии практикуются и изощренные виды издевательств: под видом обыскных мероприятий им промывают кишечник, ставя клизмы, а также ежедневно (а иногда и по нескольку раз за сутки) выстраивают в камерах совершенно голыми для «медицинского» осмотра.


Рассказывая членам общественной комиссии о порядках, царящих, по их словам, в ИК-1, заключённые называли одни и те же фамилии сотрудников администрации, особенно указывая на одного из заместителей начальника колонии. В жалобах, поданных 21 января на приёме в комиссии для передачи в прокуратуру, следственный комитет и другие инстанции, заключённые, по словам Ларисы Фефиловой, ссылаются на то, что сотрудники администрации заставляют их отказываться от заявленных претензий. Жалобы, передаёт председатель движения «За права человека» претензии заключенных, из колонии стараются не выпускать, а тех, кто продолжает настаивать, подвергают жестоким избиениям.


Совершивший самоубийство в ночь с 23 на 24 января Павел Ефимов, по сведениям, полученным Ларисой Фефиловой от заключённых, тоже часто пытался обращаться с жалобами на условия содержания, за что якобы подвергался давлению со стороны администрации колонии. Во время посещения колонии членами общественной комиссии Павел Ефимов на приём не попал, так как находился в этот день в жилой зоне ИК-1.


В пятницу, 21 января, буквально все заключенные, побывавшие на приеме у членов общественной комиссии, попросили об обеспечении своей безопасности. На основании этого в понедельник в ИК-1 был отправлен адвокат. Удалось выяснить, передаёт полученные из колонии сведения Лариса Фефилова, что как только комиссия уехала из ИК-1, девять заключённых, приходивших к ним на приём, были водворены в ШИЗО, на следующий день закрыли ещё двоих, обращавшихся с жалобами на администрацию.


По словам Ларисы Фефиловой, в жалобах, переданных на личном приёме, содержатся утверждения о вопиющих фактах: обливание заключённых водой и многочасовое стояние на улице в холодное время года, угрозы изнасилования дубинкой.


«В одной из камер ШИЗО вечером заставили раздеться до трусов и бежать зимой по неотапливаемому коридору за матрасами. Заключенные отказались, и тогда сотрудники колонии не стали отстёгивать нары от стен, и заключенным пришлось провести ночь на холодном полу», – описывает Лариса Фефилова случай, который предстоит теперь проверять. По словам заключенных, дошедших до членов комиссии, начальник ИК-1 Олег Владимирович Семёнов, раздосадованный тем, что заключённые «разговорились», якобы заявил, что комиссия приедет и уедет, а вы останетесь здесь и вам будет только ещё хуже. Видимо, так и случилось, раз Павел Ефимов через день после приезда комиссии наложил на себя руки, а ещё один заключенный объявил в субботу, 22 января, голодовку протеста с требованием, чтобы к нему допустили прокурора и членов общественной комиссии. «Нас об этой голодовке никто не уведомил, - говорит Лариса Фефилова, - хотя администрация ИК-1 должна была это сделать». В ближайшее время следственный комитет должен будет провести проверку по факту суицида в колонии и установить наличие или отсутствие состава преступления. Председатель движения «За права человека» в этой связи вспоминает слова заместителя начальника УФСИН Владимира Лукашёва, заявившего в прошлом году на встрече с правозащитниками по поводу очередной смерти в ИК-1: «Каждый имеет право на смерть».


После подобного проявления чиновничьего цинизма, видимо, ставшего нормой в удмуртской системе исполнения наказаний, думается, есть только один способ изменить сознание граждан «лукашёвых» - отправить их для расширения кругозора немного посидеть на нарах в ИК-1. Эту колонию уже можно без преувеличения называть «колонией смерти». Пусть «посидят» хотя бы недельку, и чтобы из личных вещей только брошюрка с Конституцией Российской Федерации. Может быть, тогда подчинённые начальника УФСИН генерал-майора Григория Желудова научатся находить в Основном законе страны какие-нибудь другие права, кроме неписаного «права на смерть».