«…в интересах общества и государства»
фотоЭти торжественные слова вынесены в «шапку» искового заявления, с которым в Арбитражный суд Удмуртской республики обратилась Прокуратура УР, требуя признать недействительным заключение экспертизы, разрешения на строительство, а сделку (ставшую возможной в результате подлога) и ее последствия – ничтожными. Как известно, ёж – птица гордая, пока не пнешь – не полетит. «День» возвращается к освещению конфликта между гражданами и застройщиками, который возник в начале лета под окнами дома № 136 по улице Пушкинской – здесь, в 12 метрах от стены жилого дома некая таинственная «Зеленая собака» (подставная фирма-застройщик «Гриндог») развернула строительную площадку очередного грандиозного торгового центра с тем же названием («Гриндог»), аккурат наискосок против столь же претенциозного «Медведя». Вхождение строителей в крохотный скверик ознаменовалось тогда рукоприкладством и разбирательствами в милиции, когда одному из жильцов пришлось доказывать, что это не он (в одиночку!) побил четверых строителей вкупе с прорабом, а как раз наоборот. Помимо возражений чисто технического плана (разрывы, состояние фундамента, грунтовые воды и подвижность почвы, множественные трещины и т.д.), граждан глубоко возмутил факт фальсификации опроса общественного мнения, который якобы провел застройщик аж в 2003 году. Добыв не без труда копии опросных листов и подробно изучив их, они выявили множественные подделки подписей и ряд других серьезных натяжек в них (отсутствие, например, вопроса, по которому жители якобы выражают свое мнение). Обратившись с этими листами в прокуратуру, жильцы не получили там поддержки – прокурор Ложкин не нашел оснований для прокурорского реагирования. Зато прокуратура Первомайского района взялась за проверку заявления о фальсификации: 79 процентов жителей дома было опрошено на предмет их участия в том опросе и достоверности и правильности отражения их волеизъявления в тех листах. Так родился пухлый том, который теперь лег в основу обращения прокуратуры в суд. Тем временем жильцы написали письмо в Москву, Геннадию Зюганову. Из Госдумы РФ ушел запрос в Генпрокуратуру РФ. Оттуда удмуртских прокуроров «построили». В результате все тот же Сергей Ложкин теперь нашел основания для реагирования – на свет появилось исковое заявление, о котором сказано выше. Третьего августа судья Арбитражного суда Елена Бушуева провела предварительное слушание, куда допустила в качестве зрителей с десяток взволнованных жильцов дома № 136. Ответчиками выступают администрация города, управление архитектуры, фирма «Гриндог» и управление технологического и экологического надзора (Ростехнадзор), выдавшее застройщику положительное заключение на проект. Читать текст искового заявления (оно подписано первым заместителем Прокурора УР В. Пономаревым, а написано Сергеем Ложкиным), не буду скрывать, сплошное удовольствие. Тут тебе и «установлен факт фальсификации», и «сделка является ничтожной с момента ее совершения», и «экспертиза рабочего проекта проведена с нарушением», и много тому подобного. Прокуратура просит суд признать недействительным постановление администрации о выделении земельного участка, сделку - ничтожной, земельный участок привести в первоначальное состояние. Правда, работы на период судебного разбирательства суд почему-то приостанавливать не стал. Да и в самом суде Сергей Ложкин держался все больше «компании» ответчиков (группы из пяти юристов, которые принесли в суд свои отзывы на исковое заявление). Кстати, о позиции ответчиков. «Гриндог» продолжает утверждать, что опрос произведен строго по правилам и имеет законную силу. Городская администрация и управление архитектуры отказываются признать, что постановление сити-менеджера Александра Ушакова выдано с нарушениями. Ростехнадзор устами своих юристов гласит, что, выдавая заключение на проект «нулевого» цикла, не обязан проверять подлинность подписей; есть протокол опроса, где 72 процента жителей высказались «за» строительство торгового центра – этого им достаточно. Любопытная деталь. Когда я в перерыве спросила Сергея Ложкина, почему по факту фальсификации не было возбуждено уголовное дело, он объяснил, что ни сами опросные листы, ни протокол, которым выведены эти фальшивые 72 процента «за», не являются документами, а, стало быть, подделки документов – нет. Мне трудно судить, пробел ли это в нашем законодательстве, или хитроумный ход грамотных юристов, но, похоже, что благодаря вот такой «аргументации» удастся спустить на тормозах так красиво исполненный «жест» нашей прокуратуры. Вот, мол, мы же защищаем нарушенные права граждан. Да и перед Москвой можно отчитаться по полной форме. А там уж, что суд решит… Бушуева назначила слушания на 23 августа.
«Я приказала готовить иск!»
Вот так, кратко и энергично, отреагировала Лидия Шабан, хозяйка трех элитных магазинов – «Фэнси», «Империя» и «Мехх» - на мое предложение встретиться и обсудить публикацию в «Д» «Прокурор добавил», где Лидия Федоровна упоминалась в связи с конфликтом, возникшим между жильцами старого дома по ул. Пушкинская, 196 и хозяйкой помещений, где раньше располагались ателье и страховая компания. О том, что г-жа Шабан обиделась на газету и журналиста, я узнала от адвоката Светланы Жуковой, с которой пересеклась в одном из процессов. Та сообщила мне, что вся разрешительная документация у Шабан имеется и она в полном порядке, что надо нам встретиться и посмотреть эти документы. Я с готовностью согласилась на это, ведь у лица, ставшего предметом критики на страницах газеты, всегда есть законное право на ответ. Да и любопытно было, как же так, ни в архитектуре, ни в районной администрации документов не видели, а они, оказывается, есть. Что ж она их скрывает? Отыскав бизнесвумен по телефону в пятницу под конец рабочего дня в магазине «Фэнси», я получила то, что получила (см. заголовок). Жукова, кроме документов (которые якобы есть), возразила также и по поводу той квартиры, которую будто бы хотела купить Шабан. «Да не нужна ей эта квартира вовсе! Не собиралась она ее покупать». Со слов адвоката выходило, что никак не сама Лидия Шабан разговаривала с Еленой П. на предмет продажи квартиры. Это, мол, какие-то риэлторы. А жильцы тоже хороши, заломили цену в 3-4 миллиона. Это ж совесть надо иметь! Мы с жительницей злосчастной квартиры еще раз уточнили всю хронологию «наката»: с начала года их действительно осадили риэлторы, в марте Елена получила письмо лично от Шабан с предложением продать квартиру и вариантами отселения (копия письма имеется); 12 июля, уже на фоне вовсю идущих строительных работ Лидия Шабан лично подходила к Елене и, представившись «хозяйкой», предложила ей квартиру продать. На вопрос, что она здесь возводит, обещала представить через пару дней проектную документацию. Но ни встреч больше не было, ни проекта никто не увидел, ни даже назначения будущего помещения узнать не удалось. Молва гласит – то ли магазин, то ли ресторан. Я позвонила в районную администрацию и в управление архитектуры – там подтвердили, что ни на комиссию по перепрофилированию (она работает при управлении торговли у Валерия Кузьмина), ни районному архитектору проектная документация от Шабан не поступала. А картина, что вырисовывается под окнами Елены, наводит на нехорошие мысли. Нет, возможно, «козырек» входной группы и не подойдет вплотную к окну Елены. Он идет к окну под уклон и обрывается в метре от стены дома, образуя замечательно укромный уголок, который, можно не сомневаться, тут же станет «общественным туалетом». Фактически происходит реконструкция жилого многоквартирного дома, принятие решения по которому согласно Жилищному кодексу (ст.ст. 44-46) относится к компетенции общего собрания собственников. Какой там!
Теперь Найдину можно
В пятницу, 4 августа судья Октябрьского районного суда Лариса Шалагина вынесла решение отказать в удовлетворении заявления Майи Пермитиной об отмене постановления вице-мэра, разрешающего предпринимателю Найдину возведение пристроя к жилому дому № 38 «а» по ул. Красногеройской. «Д» уже писал об этом конфликте («Как Понтий Пилат», № 20 от 25 мая с.г.). Его суть вкратце следующая: 40-летний кооперативный дом, где раньше было трансагентство, был облюбован Игорем Найдиным для амбициозного проекта. К восточному торцу дома он приладил громадный пристрой, функции которого для жителей до сих пор остаются не вполне понятными: фотоуслуги? Фото-кафе? Интернет-клуб? Бар? О намерениях г-на Найдина граждане узнали лишь в момент вхождения строителей на место будущей стройплощадки, то есть в последних числах ноября 2005 года. С огромным трудом выцарапывали разрешительную документацию. По первому кругу та же Лариса Шалагина вынесла определение, что не по тем основаниям Майя Степановна Пермитина судится и дело по существу рассматривать не стала. Но на кассационную жалобу Пермитиной коллегия Верховного суда ответила, что определение Шалагиной подлежит отмене, «так как суд ошибочно принял пояснения Пермитиной… за предмет требований». И пришлось Ларисе Анатольевне рассматривать дело по существу. Все те же вопросы ответчикам (юристы городской администрации и представитель Найдина), где та или иная копия. Все те же ответы – «Ой, а мы Вам ее давали!» На сей раз заявительнице удалось взглянуть на акт установления границ земельного участка, который в три раза превзошел первоначально отведенный! «А где «красные линии?» - «На месте «красные линии». Все в полном порядке!» Примерно так «исследовались» документы. И уже к исходу второго часа заседания решение было принято – «отказать». А в понедельник судья Шалагина ушла в отпуск. Вряд ли жильцам удастся узнать раньше сентября, почему суд не увидел нарушений, когда их пруд пруди. Начиная все с того же «опроса общественного мнения», где жильцы дома (не знавшие о проведении Найдиным собрания) были представлены… отцом Найдина и подругой его матери. Между тем Анатолий Дранков, на тот момент еще не «запачканный» в уголовном деле, отвечает, мол, публичные слушания состоялись, мнение жителей учтено. Ждем аргументацию суда. Получить ее удастся, возможно, аккурат к новоселью в новом увеселительном заведении.