фотоЕще при просмотре первой серии возникло ощущение, что нечто подобное – не в смысле содержания, а в смысле стиля подачи материала – уже где-то видел, что-то это все мучительно напоминало. Потом осенило. Был такой раньше, в советское время, жанр как телеспектакль. Это когда при небольших сравнительно бюджетах, без особых операторских и режиссерских изысков, зато с участием очень хороших, как правило, известных актеров экранизировали классику. Делалось это в «академически-реалистической» манере, не спеша, с классическими «мхатовскими» паузами – добротно, дешево и сердито. К таким телепостановкам зрители не предъявляли особых претензий (все-таки телеспектакль, а не «нормальный» фильм!), а смотрели в целом с удовольствием – кто-то сравнивал впечатления с прочитанным, кто-то впервые с классикой знакомился. Вот примерно то же самое и с идущим сегодня на телеэкранах 10-серийным фильмом «Мастер и Маргарита». Все отмечают, что режиссер очень бережно отнесся к литературному материалу. Кто-то из рецензентов уже за одно это готовы фильм принять, другие говорят, что при таком подходе роман что-то теряет: по одному мнению – юмор, по другому - мистику (или «энергетику»), по третьему – философскую идею. А, по-моему, так оно и должно быть – не стоит требовать от кафе ресторанных изысков, достаточно уже и того, что ты голод утолил и вкус к данному блюду (сиречь роману) не потерял. Мне эта работа Бортко понравилась примерно по тем же причинам, по каким не понравилась его предыдущая работа - нашумевший сериал «Идиот». То есть по принадлежности к жанру. Что поделаешь, телеспектакли, например, мне нравятся, а «мыльные оперы» нет. «Идиота» Бортко снял, на мой взгляд, именно в стилистике «мыльной оперы», сделав акцент на характерной для Достоевского избыточности фактуры и затянутости сюжета, что является недостатком для литературы, но достоинством для «мыльных телесериалов». Из очевидных досадных промахов режиссера в «Мастере и Маргарите» следует назвать разве что выбор актеров на роли Воланда и Пилата, - действительно, стоит согласиться с критиками, возраст уже не тот, слишком расслаблены для персонажей с такой энергетикой. Кто будет спорить, что Анна Ковальчук не блещет особо исполнением роли Маргариты, но сам типаж в принципе выбран верно и смотреть можно. Не шедевр же и вправду снимали. В этом смысле и ряженый кот Бегемот, к которому столько претензий от почитателей этого литературного персонажа, сначала разочаровывает, а потом ничего - привыкаешь. Блистателен Александр Филиппенко в роли Азазелло, но у Булгакова более карнавальным и карикатурным является другой представитель свиты Воланда – Коровьев, которого исполняет более сдержанный Александр Абдуллов и в результате филиппенковский Азазелло невольно обретает коровьевские черты, что не очень хорошо, если учесть, что каждый персонаж из воландовской тусовки является у Булгакова носителем четко очерченной функции. Кстати, в одном из ранних вариантах романа Воланд как бы соединяет в себе все ипостаси, позднее распределенные писателем среди его спутников. Так, в сцене диспута с Берлиозом и поэтом Бездомным Воланд вдруг начинает вести себя как Коровьев: «Тон инженера был так внезапно нагл, так странен, что у обоих приятелей на время отвалился язык. Иванушка вытаращил глаза <…> — Да, да, да, нечего пялить, — продолжал Воланд, — и трепаться, братишка, нечего было, — закричал он сердито, переходя абсолютно непонятным образом с немецкого на акцент черноморский, — трепло ты, братишка. Тоже богоборец, антибожник. Как же ты мужикам будешь проповедовать?! Мужик любит пропаганду резкую — раз, и в два счета чтобы! Какой ты пропагандист! Интеллигент! У, глаза бы мои не смотрели!» (Копыто инженера (1929-1930) // Булгаков М. Великий Канцлер. Князь тьмы. М., 2000, с. 56-57). Одной из причин, по которой экранизация «Мастера и Маргариты» всегда считалась у нас в стране делом рискованным, если не безнадежным, была знаменитая сцена бала Воланда, которая помимо дорогостоящих пышных декораций предполагала большое количество обнаженной женской натуры, что грозило опрокинуть экранизацию в плоскость порнографии. В этом смысле полтора десятилетия сексуальной свободы в области отечественного телевидения и кинематографа, как бы к ним не относиться, сослужили, скорее, добрую службу экранизации. Во всяком случае, культурологического шока от голой Маргариты и еще сотни дам на балу у Сатаны, российского население, еще и не такое видавшее за эти годы, уже не испытает. С другой стороны, отечественный кинематограф и накопил уже какой-то опыт, не позволяющий опуститься при такой работе до бордельной стилистки, характерной для перестроечного и раннего постперестроечного кино. Кстати, именно такое впечатление произвели промелькнувшие на НТВ кадры из соответствующих сцен отснятого в 90-е и не вышедшего в отечественный прокат фильма Юрия Кара «Мастер и Маргарита». Может быть - к счастью, что не вышедшего. То, что сегодня сериал смотрит вся страна (рейтинги по соцопросам просто сумасшедшие), важно не только с точки зрения пробуждения интереса к классике. Важно, что через такие проекты снова начинает формироваться поле общекультурных образов и смыслов. Единых не только для всех регионов, социальных слоев, но и, что особенно важно, поколений. Трудно, наверное, найти другой такой текст, который так, как «Мастер и Маргарита», соединял бы современность с ее тягой к иррациональному, советскую эпоху «застоя», когда роман стал культовым, «булгаковские» 20-30-е годы и религиозно-этическую проблематику, уходящую в дореволюционное прошлое.
Басилашвили - конечно, замечательный артист, но для Воланда, пожалуй, слишком мягок, интеллигентен и, увы, староват. Черт его знает (простите за невольную тавтологию!), каким должен быть Черт в человечьем обличье? Но, наверное, в нем должна быть некая чертовщинка, дьявольский блеск в глазах - нечто эдакое, что отличает его от типичного петербургского профессора преклонных лет, каким предстает на экране Олег Басилашвили, играющий Воланда. И Понтий Пилат, по моим представлениям, - крепкий мужчина в расцвете лет, хотя история вроде бы не оставила нам конкретных сведений о его возрасте. Одно можно сказать смело: в те далекие и жестокие времена люди не жили столько, сколько живут сегодня, тем паче 80 лет - ровно столько артисту Кириллу Лаврову, исполняющему роль Понтия Пилата, и дай Бог ему здоровья и многих лет жизни. Экранный же Пилат в обличье Кирилла Лаврова - почти что немощный старец, которому каждый шаг и каждое слово даются с трудом. Невозможно поверить, что это всесильный римский прокуратор, от которого трепещет вся Иудея.
Ирина Петровская, «Известия»

из сообщений СМИ
Опять же не вдаваясь в споры с поклонниками/противниками сериала, можно уверенно сказать, что это абсолютно профессиональная, сверхдобросовестная работа. Фирменный почерк Бортко тот же, что в «Собачьем сердце» и «Идиоте», - максимально точное, реалистическое воспроизведение романа. Кому-то это уважение к классику нравится, кому-то нет… Но все согласны – «Мастер» перенесен на экран так, что его почти не «расплескали».
Леонид Радзиховский, политолог

Сериал превратился в настоящее медиа-событие, когда образы, диалоги, интерпретации становятся самоценны. Премьера предварялась интригующей сагой о том, кто и почему не захотел сниматься. Сергей Брилев в «Вестях недели» уже вторую неделю подряд делает сериал о сериале. Николай Сванидзе зовет в свое «Зеркало» Воланда-Басилашвили. Входящее в холдинг ВГТРК радио «Маяк» всю премьерную неделю каждый день обсуждает каждую серию с экспертами и слушателями. Сайты выдают на-гора свежие ликующие цифры. Россия смотрит, Украина смотрит... На языке профессионалов все это называет «кросс-промоушен», когда всеми имеющимися информационными средствами к событию поддерживается интерес… Канал «Россия» сделал все, чтобы перенесенный на экран культовый роман стал событием. И он им стал.
Анна Качкаева, телеобозреватель Радио Свобода

Теперь, когда показана уже половина серий, ясно, что первая в мире экранизация романа «Мастер и Маргарита» – произведение весьма чахлое. Однако фильм не показался мне пошлым или искажающим замысел Булгакова. Напротив, он ужасно серьезен и почтителен, оттого затянут, скучен и уныло бесформен. Ошибка продюсеров, если, впрочем, у них была другая цель, кроме как обеспечить рейтинг, в неверном позиционировании. Роман Булгакова, на мой взгляд, потому так популярен, что на 100% принадлежит качественному масскульту. В нем есть все, что нужно среднеграмотному обывателю, чтобы он почувствовал себя счастливым. Есть альтернативная история, так любимая публикой, есть толика в человеческом измерении и немного популярной философии. Есть много юмора, любовная линия, превращения, трюки, блестящие социальные карикатуры. А главное – очень понятный для каждого россиянина образ власти, - неясной, но враждебной, которую чужая и безопасная для героя, а, следовательно, для читателя сила эффектно укрощает и возит мордой по столу. В свободной фантазии и желчной лихости главное достоинство романа.
Алена Солнцева, обозреватель газеты «Время новостей».