фото В республике не первый год наблюдается неблагоприятная обстановка с психическими расстройствами у детей и подростков. Ежегодно около 3,5 тысячи детей не усваивают школьную программу. Из них более 600 человек по этой причине каждый год переводятся на обучение в коррекционные школы. Остальные – это дети с небольшой задержкой развития, часто болеющие, не подготовленные к школе, которым требуется педагогическая и психологическая помощь в обучении и усвоении школьной программы как со стороны учителей, так и родителей. Более полувека в республике существует система двухэтапной диагностики детей для перевода в коррекционные образовательные учреждения. Эта система позволяет вовремя выявлять, диагностировать и при необходимости корректировать задержку умственного развития. Может быть, по причине высокой выявляемости Удмуртия входит в тройку лидеров по умственной отсталости детей. В Удмуртской Республике 24 специальных коррекционныхучреждения для обучения детей с отставанием в умственном развитии, из них 16 – школы-интернаты, остальные – школы с группами продленного дня. Опять же, опираясь на официальную статистику, необходимо отметить, что среди психических расстройств маленьких граждан преобладает умственная отсталость, которая в прошлом году составляла более 65%. Страшно, но это наша жизнь – с каждым годом количество детей с задержкой умственного развития увеличивается. Еще два-три поколения - и нормально развитых детей просто-напросто не будет. Психиатры бьют тревогу! Рассказывая о наболевшем: психиатрическая помощь стала далека от народа и от детей в частности, Маргарита Камильевна Задворнова, главный детский психиатр республики, попыталась объяснить: - Отставание в умственном развитии подразделяется на несколько степеней. При незначительной задержке дети могут обучаться в обычных школах, но при этом им необходима помощь в овладении школьной программой. Истинная олигофрения - степень легкой дебильности, когда дети могут осваивать программу не общеобразовательных, а коррекционных учреждений. Тем не менее, олигофрения - это не заболевание, это состояние, которое требует определенной коррекции. При умственной отсталости глубокой степени дети чаще всего являются инвалидами, потому что не могут усвоить программу коррекционной школы. Раньше таких детей считали «необучаемыми», но после изменений в законодательстве о психиатрической помощи населению, такое понятие было исключено. Теперь у нас нет «необучаемых» детей. Даже тех, кто не понимает и не воспринимает речь, не умеет разговаривать, относятся к специальной группе детей, для которой разработаны индивидуальные обучающие программы. В республике и по всей России создаются классы, открываются целые школы для таких детей, где им прививаются элементарные навыки самообслуживания (стирать, готовить, мыть посуду, прибираться), умение переходить через дорогу, ходить в магазин за покупками, т.е. эти дети получают своеобразную социализацию (адаптацию) в обществе. В Удмуртии встречаются все типы этих расстройств, но самая многочисленная группа – умственное отставание в степени дебильности. При обучении этих детей главная задача, которая стоит перед педагогами - дать детям не только знания в соответствии с их интеллектом, но главное - привить профессиональные навыки, чтобы в будущем ребенок мог трудоустроиться. С чем связано увеличение количества детей с умственными патологиями? С недосмотром учителей, врачей и родителей; в повседневной жизни малышей стало много зачастую совершенно ненужных стрессов. Да мало ли причин может быть! Сказывается и плохое питание, и неблагопоприятная экологическая обстановка, воспитание в неполных семьях, а также низкий уровень жизни. В последние годы уменьшилось общее количество детей, а вместе с ним и количество первоклассников. Однако нормы наполняемости классов остались прежними. И чтобы не уменьшать число классов-комплектов, не увольнять учителей, педагоги в школах предпочитают не показывать психиатрам заведомо отстающих, не справляющихся с программой детей. Факты говорят сами за себя: не так давно на консультацию к психоневрологам привели девушку из 11 класса, которая не знала ни одной буквы и не умела считать. Каким образом учителям общеобразовательной школы удалось «дотянуть» такую ученицу до выпускного класса, остается только догадываться. По нормативным документам вопрос о том, в какой школе продолжать обучение (обычной или коррекционной), решается до того, как ребенку исполнится девять лет. Именно в первые два года учебы в школе можно определить степень готовности ребенка к обучению. Проблема, появившаяся у нас не так давно – это различные инновационные методики. Безусловно, хорошо, когда есть возможность выбрать ту или иную методику преподавания для своего ребенка. Однако часто случается так, что из соображений престижности родители отправляют малыша в гимназический класс, совершенно не учитывая состояние его здоровья. Так, в прошлом году на прием к специалистам пришла мама с первоклассником. Из-за большой нагрузки у ребенка начал развиваться психоз, расстроилось внимание, мальчик стал неадекватным. В итоге, после беседы, маму удалось убедить перевести сына в обычную школу. Еще одна проблема: учащихся первых классов теперь не аттестовываются, т.е. им не ставятся оценки (пожелание современным первоклашкам «учиться на «4» и «5» сегодня уже не актуально). Сделано это было из гуманных целей - пусть у детей в первом классе обучение будет в виде игры (игру, как правило, не оценивают). Но это в корне неправильно, в один голос на протяжении нескольких лет твердят детские психиатры. Если раньше в первом классе детям ставили оценки и учитель реально, а не тестами определял, усваивает ли ученик материал, то теперь знания детей в 1 классе никак не оцениваются. Конечно, у каждого учителя есть своя метода определения успеваемости учеников, но родители рады любым «мишкам», «зайчикам», «флажочкам» и только в начале второго класса, когда в дневниках и тетрадях появляются неудовлетворительные оценки, хватаются за голову, понимая, что ребенок не может справиться с программой. Понимают, но к специалистам не идут - стесняются и не верят, что их «самый-самый» ребенок вдруг оказался далеко не «самым» умным, а скорее наоборот. Вероятно, по этой причине в последнее время на приемах у психиатров увеличилось число учащихся 5-7 классов с запущенными формами задержки умственного развития. В начальной школе у этих детей сформировался невроз, который к среднему звену перешел в категорический отказ от обучения и посещения школы. А все - из-за вовремя не скорректированной и не пролеченной задержки умственного развития. Причин детских умственных отклонений множество, большинство, к счастью, устранимы. Увы, государство не хочет заниматься здоровьем своего народа – им занимаются, причем достаточно активно, различные заграничные фонды. Так, совсем недавно в Ижевске начал работу российско-финский проект «От сочувствия к партнерству». Конечно, замечательно, что богатые финские дяди обратили внимание на наших умственно отсталых детей, что будут их обучать жить в обществе. Но… за державу обидно! У нас достаточно специалистов, которые могут работать и работают с этой категорией детей. По словам Маргариты Камильевны, штат психиатров в республике укомплектован полностью. Все специалисты имеют сертификат на право заниматься психоневрологической помощью населению. А может быть, все дело в финансировании? Если бы у наших высокопрофессиональных врачей была такая же материальная база, как у тех же финнов, то возник бы вполне резонный вопрос: нужна ли нам их помощь?.. А пока остается только ужасаться: количество психиатрических больных в Удмуртии постоянно растет. Аналогичная ситуация и в целом по России. К примеру, в Ивановской области на 10 тысяч населения приходится три десятка умственно отсталых детей, в то время как в Москве – всего 13, в Республике Коми – 25, зато в Санкт-Петербурге – 30. Удмуртия вошла в тройку самых «умственно отсталых» регионов. У нас это цифра перевалила за 5 десятков - 54,2 (!). Шестеро детей из каждой тысячи имеют те или иные отклонения в умственном развитии!