Проблемы ижевских пожарных начались сразу после отставки их бывшего руководителя Михаила Камалетдинова. Фото из архива «Д».
Встречают по одежке
По мнению самих пожарных, все беды начались с приходом «новой власти». То есть когда два года назад Государственная противопожарная служба, которую ранее курировало МВД, перешла под крыло МЧС. - Они пришли и отобрали у нас все, - вспоминают пожарные. – Откровенно говоря, нам оставили только то, что на нас, и то, на чем мы (в смысле, одежду и технику). Одежда и автопарк – для пожарных отдельная больная тема. Когда я увидел, во что ребята одеты, мне подумалось: «Ну, они находятся в части, что-то ремонтируют. Одежда старая, ее можно пачкать, рвать – не жалко». Однако все оказалось не так. Эта самая грязная и залатанная униформа – одежда, в которой и пожар нужно ехать тушить, и на сборы с участием президента, в случае чего, тоже в ней. - Нам эту форму выдали на три (!) года, а она через две недели уже превратилась сами видите во что. Эту одежду шьют из той же ткани, что и для зеков. Только их одевают все-таки лучше нас. А сапоги – они же как из бумаги! В них и по лужам-то нельзя ходить, развалятся. Новое начальство решать проблемы обмундирования личного состава, похоже, вовсе не собирается. Когда же подчиненные все-таки задают вопрос о своем внешнем виде, то слышат в ответ: «Вам зарплату выдали? Вот и одевайтесь». - Я получил краги – новые, замечательно. Но вот, допустим, пожар. И трагический исход. Я выношу в этих крагах труп. После этого я их могу только выбросить. Но ведь мне в них еще три года ходить! Многие из нас так и решили – будем ходить в заплатках, пусть им станет стыдно. То же самое и с автопарком. Механики ремонтируют машины за свой счет. А счет у них – сами понимаете, не в швейцарском банке. Новыми же считаются машины, возраст которых не менее пяти лет. 90% всего автопарка можно смело отправлять на свалку.
Под крылом МЧС
Пожарные - люди военные и живут по приказу. Если человек сутки отдежурил, то по распоряжению командира может остаться и еще на одни. Причем эти вторые сутки оплачены не будут. В платежках же пожарных новых строчек не добавилось. По большому счету в ней есть теперь только основа – оклады по званию и должности и пайковые (с переходом под МЧС пайковые собираются урезать). А это в лучшем случае две с половиной тысячи. Все остальное – в виде надбавок и премиальных, которые запросто могут снять за любую провинность. Например, позволил вольность в разговоре с начальством. Общий штраф за полгода работы может достигать 10-12 тысяч рублей. У них нет своей больницы. Сейчас пожарные приписаны к лечебнице МВД, но попасть, например, на санаторно-курортное лечение просто невозможно, хотя деньги на это лечение – 1200 рублей – положены каждому сотруднику противопожарной охраны (впрочем, тоже не деньги). Работа пожарного тяжела и опасна. Для нее годится не каждый. Из сотни примерно только десяток человек может соответствовать нормам. А из этих десяти уживаются в пожарных расчетах трое-четверо. Работают пожарные 20 лет – у них так называемый «горячий» стаж. На пенсию они выходят больными изможденными людьми. И срок их жизни небольшой. Немногие живут после ухода на заслуженный отдых больше трех-четырех лет. А недавно прошел слух, что стаж могут увеличить до гражданского. После этого многие написали заявления об уходе. Главным образом, молодежь, которая не захотела, чтобы ее вынесли с рабочего места ногами вперед. Старожилам же, тем, которые проработали по 10-15 лет, – деваться некуда. Здоровье загублено (почитай, у каждого пожарного гипертония), и за несколько лет до пенсии покидать насиженные места вовсе не хочется. Остаются в основном деревенские. Потому что даже те копейки, которые им платят, все же лучше, чем ничего.
За что?..
В День работника пожарной охраны в Управлении Государственной противопожарной службы прошло награждение. Награждали тех, кто, по мнению руководства, был достоин награды за безупречную службу. Наверное, именно поэтому сами пожарные, посетившие это мероприятие, почти ничего не получили. - Мы уходили оттуда как оплеванные. Зачем устраивать такой фарс в наш профессиональный праздник. Ну, наградили бы сами себя потихонечку – нас-то зачем так обижать? Теперь и получается, что пожары тушим мы, а пожарными считаются МЧСовцы. На сегодняшний день численность пожарных в городе сократилась примерно на треть. А если слух об увеличении стажа подтвердится, то более половины городских пожарных готовы оставить свою работу. Говорить обо всем этом вслух люди боятся. Даже дома, своим женам. - Помните, в январе забастовали жены пожарных 8-й части. Им надоело, что мужья не получают денег, а если и получают, то гроши. После тех, чьи жены вели себя «откровеннее», уволили. Остальных припугнули штрафами. Это у вас демократия и свобода слова, а мы здесь – никто.
Состояние пожарной охраны накануне 1917 года
Как в городах, так и в сельской местности России характерным было отсутствие комплексного подхода к проблемам тушения пожаров. Выделяемые земскими управами пожарные насосы снабжались ограниченным количеством рукавов. Это приводило к тому, что на пожарах техника не могла использоваться из-за удаленности от водоисточника. Вопросы водоснабжения городов и сел не были разработаны (водопроводная сеть в начале XX века имелась в 215 городах). К тому же были случаи засыпки пожарных водоемов санитарной службой. Служба в профессиональных командах была односменной. Рабочий день длился по 15-16 часов. О том, что труд пожарных является тяжелым, изнурительным, сопровождается травмами, увечьями, гибелью, свидетельствуют сами условия их работы. С 1901-го по 1914 год в России травмы различной степени тяжести получили 2300 пожарных, из которых около 10% стали инвалидами, а 24% погибли. Только в московской команде в 1912 году пострадало более 34% личного состава пожарных. Такая же картина была характерна и для других городов. Пожарные за свой счет страховались в обществе «Голубой крест», чтобы в случае увечья получить единовременное пособие. Исключение составляли брандмайоры и брандмейстеры, которым пособие выплачивала городская казна. Дисциплина была палочной. За малейшие провинности наказывали розгами, назначали вне очереди в наряды, лишали увольнения. Но, несмотря на низкую зарплату, тяжелый быт, в пожарной охране продолжали развиваться боевые традиции - самоотверженность, готовность в любую минуту прийти на помощь. «Каждый пожарный - герой, всю жизнь на войне, каждую минуту рискует головой», - так писал В. Гиляровский об этих людях. В декабре 1916 года пожары на фабриках и заводах, выпускающих военную продукцию, приняли массовый характер. Попытка в законодательном порядке решить вопрос об организации проверок этих предприятий и создать при отделе страхования и противопожарных мер МВД специальную комиссию успеха не имела. Дальнейшие шаги в этом направлении связаны с работой комиссии при морском министерстве под руководством П.К. Яворовского, попытавшейся скоординировать усилия всех министерств в области пожарной безопасности. В начале 1917 года один из видных организаторов пожарного дела в России Ф.Э. Ландезен так оценивал сложившуюся ситуацию: «Полная неопределенность нашего законодательства, многочисленность инстанций, призванных к заведованию борьбой с огнем, случайность и произвол в их постановлениях, полная неразбериха, неопределенность, многовластие и путаница...»
По материалам сайта www.fireman.ru