С Днем Победы! Без двадцати девять венки и цветы к Вечному огню возложили представители руководства Ижевска и республики во главе с президентом Волковым, сказавшим поздравительную речь. После исполнения гимнов России и Удмуртии и ухода высокого начальства выстроилась целая колонна из партийных делегаций, военнослужащих и множества простых ижевчан, пожелавших отдать дань памяти павшим в боях за Родину. Так что, когда я в 12.00 вновь подошел к Вечному огню, там на мраморных плитах уже образовались целые «баррикады» из живых цветов. Было много людей старшего поколения, военных, родителей с детьми. Молодежи было меньше, чем обычно на массовых гуляниях, но тоже много. Атмосфера праздника была торжественная и светлая. В 10.00 на площади перед Домом правительства должен был начаться парад личного состава ижевского гарнизона, военно-патриотических объединений и силовых структур, поэтому я отправился туда. Здесь, вдоль улицы Пушкинской, на противоположной от Дома правительства стороне, уже выстроились повзводно участники парада. Народ же - огражденный металлическим барьером и оцеплением сотрудников милиции - сгрудился за их спинами и еще с торцов образовавшегося для официального мероприятия живого «прямоугольника». Единственное место, с которого удобно было наблюдать за происходящим, находилось у входа в Дом правительства, где и расположились «первые лица», чиновники, депутаты Госсовета, генералы и оркестр. Но, чтобы попасть туда, нужен был специальный пропуск. У меня такого пропуска не было, зато я заметил бодро пробирающуюся сквозь толпу зампредседателя Госсовета УР г-жу Степнову и, оперативно пристроившись в ее «кильватере», двинул следом. Так мы добрались до милицейского оцепления, где у Зои Ивановны потребовали пропуск. Пропуска у вице-спикера почему-то не оказалось, но тут на помощь подоспел я. «Она депутат Государственного Совета, ей положено», - сказал я и для убедительности помахал удостоверением сотрудника «Дня». Нас пропустили. «Спасибо, что засвидетельствовали», - поблагодарила Зоя Ивановна. «Не за что», - ответил я вполне искренне. Тем временем Александр Волков сказал свою очередную поздравительную речь. Снова прозвучали гимны России и Удмуртии. Командующий ижевским гарнизоном доложил Волкову о готовности начать парад, и тот дал отмашку. Парад начался. Открывала его колонна ветеранов войны и труда - примерно в полсотни человек. Впереди, с несколькими ветеранами на борту, слегка дымя и тарахтя, ехало несколько «джипов-газиков» военного времени. Бодро и душевно играл оркестр. Выстроившись в ряд - словно члены Политбюро, президент Волков, председатель Госсовета Игорь Семенов, мэр Ижевска Виктор Балакин, ГФИ Александр Кобзев и премьер Юрий Питкевич приветственно помахивали руками ветеранам. После прохождения через площадь ветеранов пригласили присесть на импровизированные трибуны по правую руку от начальства. Снова прозвучали команды, оркестр грянул и маршировать принялись все подразделения, слаженно мелькая белыми перчатками. Когда все подразделения промаршировали перед Домом правительства положенный полукруг, было объявлено, что сейчас подразделение солдат Спецстроя России покажет упражнения с автоматами. Упражнения удались, пусть даже вместо реальных автоматов в руках «строителей» были пластиковые макеты. Более того, вольтижировкой оружием дело не ограничилось. Построившись лицом к трибунам, подразделение довольно слаженно пропело несколько куплетов из «Дня Победы». На этом парад закончился, и народ стал расходиться. Волков пошел пообщаться с ветеранами. «Спасибо вам, Александр Александрович...» - сказал один из ветеранов. Потом, подумав немного - за что именно благодарить Волкова, уточнил: «...за это мероприятие». Неподалеку от меня переговаривались спикер Госсовета Игорь Семенов и прокурор республики Борис Сарнаев. Разговор их, обрывки которого до меня долетели, был не праздничным - звучали слова «Кожевников», «сидит», «отпустят». «Я знаю, суд-то идет», - сказал спикер. Прокурор надел темные очки. Навстречу мне попался знакомый журналист одного из ижевских изданий. Ему не удалось пройти к трибуне, и он смотрел парад вместе с публикой. «Показуха, - категорически охарактеризовал он мероприятие. - Только для первых лиц, не для людей. Видно было плохо, а слышно вообще ничего не было, динамики висели, но не работали». Между тем праздник разгорался. На улице Наговицына, между детской больницей и Арсеналом, под маскировочными сетками расположились полевые кухни, в которых все желающие могли угоститься настоящей солдатской кашей. Тут же рядом артисты в форме советских солдат военной поры наливали по рюмочке новой глазовской водки «АК-47». Стоя на кузове военного грузовика, какой-то хор под оркестр струнных и прочих инструментов слаженно пел: «Честь и слава тебе, русский солдат!» Неподалеку пели и танцевали другие творческие коллективы. Под гармошку вместе с тремя девицами зажигательно отплясывал ветеран. В военных «джипах», свернувших сюда с парада, лазили, сидели и крутили рули маленькие дети. Неподалеку от Вечного огня активисты РКРП раздавали свою газету, читали стихи. Из коммерческих фирм, чьи буклеты раздавались на праздновании, особенно отличился «Росгосстрах» - его флаги и флажки с поздравлениями и фирменной символикой торчали даже из полевых кухонь. В 12.00 на Пушкинской началась традиционная легкоатлетическая эстафета Мира - соревнования в беге на длинные дистанции, а я пошел домой. Проходя мимо президентского дворца, я обратил внимание на поднятые на флагштоках красные флаги с желтой звездой в верхнем углу. «Папа, что это за флаги?» - спросил мальчик своего родителя. «Это раньше был флаг нашей страны», - отвечал родитель. Но он ошибся. Это был не государственный флаг СССР, а утвержденный при Ельцине официальный Флаг Победы, с которого были стыдливо удалены «партийные» серп и молот.