Александр Кулагин явно положил глаз на оборудование 'Удмуртской геофизической экспедиции'. Скандальную известность приобрела история с вынужденной продажей республиканского пакета акций 'Белкамнефти', немало вопросов возникло в связи с избранной правительством Удмуртии схемой реализации акций ОАО 'Ижсталь'. Между тем в последнее время произошли события, которые заставляют предположить, что некоторые высокопоставленные чиновники Удмуртии заинтересовались возможностями приватизации республиканской собственности в геологоразведочной отрасли. Причем не исключено, что их действия в этом направлении могут обернуться новыми миллионными потерями для бюджета республики.
Именно как элемент этих планов следует, видимо, трактовать неожиданное отстранение в начале августа Владимира Лаврентьева от должности генерального директора предприятия 'Удмуртская геофизическая экспедиция' (УГЭ). Сделано это было с нарушением трудового законодательства, скоропалительно, простым распоряжением (а не приказом, как это необходимо) главы Минимущества УР Сергея Касихина. Кроме того, по свидетельству очевидцев, имели место попытки оказать давление на Лаврентьева через угрозу увольнения его жены и сына, которые работают на предприятиях нефтяной отрасли Удмуртии. Чем же объясняются такие действия в отношении вполне успешного руководителя одного из республиканских предприятий? Известно, что Владимир Лаврентьев является противником планов слияния руководимого им предприятия - УГЭ - с 'Ижевской геофизикой', активным лоббистом которых выступает глава Минприроды УР Александр Кулагин. Экономическая целесообразность этого проекта была весьма туманна. Во-первых, предприятия имеют разные профили - УГЭ специализируется на работе на поверхности, а 'Ижевская геофизика' - в скважинах. Во-вторых, в отличие от УГЭ, обладающей достаточно современной материально-технической базой, износ техники и оборудования 'Ижевской геофизики' составляет порядка 90 процентов. Неясным было и финансовое состояние второго предприятия, которое является лишь подразделением ОАО 'Удмуртгеология'. Что касается объема работ, выполненных в 2003 году, то у УГЭ он оказался в полтора раза больше. Тем не менее в июле Александр Кулагин в ультимативной форме потребовал от Лаврентьева готовить предприятие к слиянию. Возможно, такая настойчивость министра связана с тем, что объединение УГЭ с 'Ижевской геофизикой' являлось лишь частью более широкого плана. По словам Владимира Лаврентьева, Кулагин сообщил ему о существовании проекта создания некоего нового предприятия. На прямой вопрос - кто войдет в состав учредителей? - Кулагин отвечал, что 'это пока тайна, но другими учредителями будут частные лица'. И что план этот согласован 'наверху'. Вряд ли под 'верхами' в данном случае понимались первые лица Удмуртской Республики - масштаб и специализация проекта предполагает скорее уровень вице-премьера УР Виктора Савельева, курирующего топливно-энергетическую промышленность республики и имеющего доверительные отношения с Кулагиным.
История с 'НИПИнефтью'
Кстати, по информации наших источников, тандем Кулагина-Савельева имеет отношение к еще одной схеме, связанной с реорганизацией предприятия 'Удмуртская геофизическая экспедиция' (УГЭ) вопреки первоначальной позиции его тогдашнего руководителя Сергея Витиса. В ноябре 2001 года часть активов УГЭ (по некоторым оценкам, стоимостью около 70 млн рублей) была выделена на создание открытого акционерного общества 'УНПП НИПИнефть'. Согласно данным ФКЦБ России, учредителями данной компании стали: ОАО 'Белкамнефть', ГУП 'Удмуртторф', ОАО 'Удмуртская геофизическая экспедиция',ОАО 'Удмуртгеология', ОАО 'Удмуртская национальная нефтяная компания' и ООО 'Геосервис'. Анализ данного списка показывает, что представленные в нем учредители могут быть разделены на три основных категории. Первая - это исполнители разведочных работ ('Удмуртгеология' и УГЭ). Вторая - основные заказчики таких работ в Удмуртии ('Белкамнефть', 'Удмуртторф', УННК). И, наконец, несколько особняком стоит единственное в этом списке общество с ограниченной ответственностью - ООО 'Геосервис'. Кто конкретно является владельцем этого предприятия, предстоит еще выяснить, но, возможно, именно здесь скрываются интересы конкретных лиц. Тем более что доля 'Геосервиса' в уставном капитале сегодня составляет 32,41 %. Именно 'НИПИнефть', специализирующаяся на обработке сейсморазведочных материалов, стала теперь выступать посредником в получении УГЭ заказов на геофизическую разведку от действующих в Удмуртии нефтедобывающих предприятий. Причем если средняя стоимость доли обработчиков в общей сумме заказа по России составляет около 25 процентов, то 'НИПИнефть' забирала все 40 и выше. Назначенный в феврале 2002 года гендиректором УГЭ Владимир Лаврентьев попытался изменить эту ситуацию, но встретил жесткое сопротивление министра природных ресурсов УР Кулагина, который, как глава соответствующего ведомства, конечно, обладает огромными возможностями в лоббировании интересов 'НИПИнефти' в получении заказов. Добавим, что заместителем генерального директора самой 'НИПИнефти' и, по отзывам в СМИ, фактически реальным руководителем предприятия является супруга министра Татьяна Павлова. Частым гостем в 'НИПИнефти' является и вице-премьер Виктор Савельев. В конечном счете УГЭ 'наказали', отдав заказ на сторону - костромским геофизикам, а руководство УГЭ стало все более ориентироваться на выполнение заказов за пределами Удмуртии.
Альтернатива
Одним из проектов, с которыми связаны реальные перспективы успешного развития УГЭ, сегодня является проект сотрудничества с пермским предприятием ООО 'Новик'. 'Новику' удалось получить заказы объемом работ на три полевые партии от ряда российских и иностранных организаций, крупнейшей среди которых стал пермский филиал 'Лукойла'. Общая площадь подлежащих геофизической разведке территорий составляет несколько сотен квадратных километров. Именно под эти объемы ОАО 'Удмуртская геофизическая экспедиция', ОАО 'Удмуртгеофизика' и ООО 'Новик' создали в апреле совместное предприятие 'Уралнефтегазгеофизика', которое могло бы стать одним из крупнейших и наиболее конкурентоспособных геологоразведочных предприятий в Уральском регионе и на Севере. 'Сегодня, - говорит генеральный директор 'Уралнефтегазгеофизики' Станислав Бухман, - мелкие геологоразведочные компании уже не могут конкурировать с такими крупными западными компаниями, как Hollebarton и Shlumberge, которые активно осваивают российский рынок. В силу этого наметилась тенденция к ликвидации и распродаже геологоразведочных предприятий. Единственный выход - это объединение российских компаний в крупные организации, способные выдержать конкуренцию'. По мнению Станислава Бухмана, в этом сегодня заинтересована и центральная власть, которая через сотрудничество с крупными предприятиями стремится восстановить контроль над разведкой и добычей полезных ископаемых в регионах. Министр природных ресурсов Кулагин находился в курсе переговоров о создании нового предприятия с долевым участием ОАО 'УГО', более того, он лично встречался с руководителем 'Новика' Станиславом Бухманом, обсуждая этот вопрос. Выгоды для республики были очевидны. 'Уралнефтегазгеофизика' планирует организовать в Ижевске центральную базу для трех полевых партий. Это позволило бы не только сохранить имеющиеся сто рабочих мест в УГЭ, но и создать еще около 150 новых. Прямую выгоду получили бы учредители новой компании - республиканские предприятия УГЭ и 'Удмуртгеофизика', не говоря уж о поступлениях в бюджет от налогов.
Поворот
Однако в начале августа позиция Кулагина вдруг радикально поменялась. Камнем преткновения оказалась геофизическая спецтехника, которую УГЭ передала в качестве части своей доли новому предприятию. Как выяснилось в разговоре с Лаврентьевым, Кулагин уже 'обещал' это оборудование каким-то другим лицам. Никаких серьезных заказов под создание предприятия по 'плану Кулагина' (предполагающего объединение 'Ижевской геофизики' и УГЭ) пока не просматривается. Единственной реальной 'выгодой', которую можно было бы получить под этот план, является разве что банальная распродажа уникальной геофизической техники американского производства, которая в свое время приобреталась за счет отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы. Как уже отмечалось, 3 июня Владимира Лаврентьева отстранили от исполнения должности генерального директора, а на его место был назначен руководитель 'Ижевской геофизики' Павел Швейцер. Техника, которая по распоряжению директора 'Уралнефтегазгеофизики' направлялась для регистрации в Пермскую область, была в начале августа задержана вооруженными автоматами омоновцами и отправлена на территорию предприятия ЗАО 'Дебесская нефть', которое является дочерним предприятием УННК, одного из акционеров 'НИПИнефти'.
Подоплека
Понятно, что с принятием летом этого года нового закона многие функции, связанные с распоряжением и контролем над недрами, уходят из регионов в центр. Соответственно, это бьет по тем чиновникам, которые могли использовать свои должности в собственных интересах. В общем, складывается впечатление, что во всей этой истории много еще неясного. 'Д' направил министру природных ресурсов и охраны окружающей среды УР г-ну Кулагину в письменном виде ряд вопросов, касающихся его роли в этой ситуации, но ответа на них пока не последовало. Кроме того, без ответа пока остается направленное еще 5 августа письмо незаконно отстраненного от должности гендиректора Владимира Лаврентьева на имя вице-премьера Виктора Савельева. 'Д' намерен следить за развитием ситуации.