фото Отгремел уже День ВДВ, прошел День Железнодорожных войск, сегодня - 12 августа - настала очередная годовщина основания Военно-воздушных сил России. А в прошлое воскресенье, в День строителя, отметили свой праздник и строительные войска. Однако стройбатовцы никогда не устраивают шумных вакханалий на улицах родного города, столь свойственных 'пограничникам' или 'десантникам'. Стройбат тих и скромен, в его эзотерической манере отмечать свой праздник видится какая-то тайна. Но вряд ли эта тайна военная... В Ижевске активнее и разрушительнее всех свой День празднуют 'пограничники' и 'десантники'. Любая более или менее честная девушка знает, что после 19:00 в такие дни лучше на улице не появляться. Начинается все обычно у открытой эстрады в Летнем саду. Поются полковые песни, вспоминаются эпизоды службы, происходит братание земляков по службе, демонстрируются татуировки в знак верности своим войскам. Потом, после возлияния, конечно, тянет на приключения, а где можно найти приключения в Ижевске? Конечно, на пруду. До пруда лучше идти неким подобием строя, распугивая окружающих песнями и прочими бодрыми выкриками. Некоторым встреченным по пути предлагается выпить. Особенно везет бомжам, но не всегда, иногда они наоборот вызывают приступы агрессии. Впрочем, порой бомжи сами заделываются под служивых. Подобные 'оборотни' надевают неведомо откуда доставшиеся им картузы и просят на 'фуфырик' - 'ведь праздники же'. И все-таки больше всего достается Летнему саду. Раньше, еще до реконструкции, здесь был аттракцион для самых маленьких 'Кораблик', который очень любили раскачивать мореманы в день Военно-морского флота. Как-то поздно вечером сторож обнаружил здесь потрясающую воображение сюрреалистическую картину: из лодочек, прикрепленных к пароходику, торчали руки и ноги исполинских размеров. Бедный сторож поспешил ретироваться и укрыться в своей сторожке от греха подальше.
Стихия
'Вышел я вчера вечером с собакой погулять, - поделился со мной недавно мой знакомый, - и настроение вконец испортилось'. 'Отчего же?' - спрашиваю. 'Так ведь День десантника был - кругом эти пьяные в тельняшках, матерятся - фу, дикость какая. Зачем это нужно? Я своим дочерям в этот день вообще гулять запрещаю'. Этот разговор - отметим, с человеком отслужившим - заставил задуматься: действительно, для чего нужны все эти дни десантника, пограничника и военно-морского флота? Есть ли в них какая общественная польза или только дичь и варварство? Заглянул в интернет: поисковая система Яндекс в рубрике новостей выдала список сообщений, большая часть которых извещала о количестве правонарушений, совершаемых 'десантникам' ('пограничниками', 'моряками') в эти дни. Меньшая - с удовлетворением констатировала, что количество происшествий в этом году в таком-то городе снизилось, а в другом, например, так и вовсе не было зафиксировано. В общем, отношение как к стихийному бедствию - мол, вот здесь ураган унес столько-то жертв, а вот там пронесло, жертв нет. С другой стороны, аналогия со стихийным бедствием навела на мысль - а ведь хорошо, когда знаешь точную дату урагана, то есть, пардон, Дня десантника. Вот и приятель мой в тот вечер дочерей на улицу не выпустил, знал, что риск большой.
По Ницше
Классический сценарий такого праздника, многократно описанный в российских СМИ, это когда бывшие рядовые надираются водки, одевают тельники, кричат 'Слава ВДВ!', валяют дурака, сквернословят и ходят по городу, бычась на всех подряд. Иногда бьют физиономии друг другу и окружающим. То есть выказывают достаточно примитивные инстинкты, которые в обычное время сдерживают. Не есть ли это проявление того самого 'дионисийского', жизненно-оргиастического начала, о котором писал Ницше в своей работе 'Рождение трагедии из духа музыки', противопоставляя его началу 'аполлоновскому', созерцательно-упорядочивающему? Аполлон - древнегреческий бог формы, пластичности, бог, выражающий себя в статуях, в самом общественном устройстве эллинистического общества, бог, чей символ principium individuationis, индивидуация. И его соратник-соперник Дионис (покровитель виноделия и веселья) - его нет в полисах, его нет в храмах, он полускрыт в лесу, его атрибуты - это движение, хаос, стирание межличностных границ, 'полнозвучные чувства' или неистовства. В чем смысл праздника ВДВ для какого-нибудь 'дёсанта'? В неожиданном чувстве общности, принадлежности к корпорации таких же, как ты, которые вот сейчас и здесь, вместе с тобой и в огонь и в воду, и в вытрезвитель и 'кавказцев' бить (нападения на азербайджанцев, происходящие на Дни ВДВ, ВМФ или пограничника, стали в России регулярным явлением). Каждый день его напрягают: дома - жена, на работе - начальник, на бензоколонке - цены на бензин. Каждый день требует самодисциплины и упорства в достижении целей. И вот один раз в году настает тот день, когда все это можно послать на фиг и оттянуться по полной.
По Бахтину
Впрочем, если кому не нравится Ницше, можно осмыслить феномен военных праздников по Бахтину. Уличные разгулы бывших рядовых - это, в сущности, празднества карнавального типа. 'Карнавал, - пишет о средневековых праздниках Михаил Бахтин, - не знает разделения на исполнителей и зрителей. Он не знает рампы даже в зачаточной ее форме. Рампа разрушила бы карнавал (как и обратно: уничтожение рампы разрушило бы театральное зрелище). Карнавал не созерцают, - в нем живут... Шуты и дураки были их (карнавальных празднеств. - А.К.) неизменными участниками и пародийно дублировали различные моменты серьезного церемониала'. А вот фрагмент из заметки о прошлогоднем праздновании дня ВДВ в Ижевске: 'Слава ВДВ!' - кричал занявшим плацдарм на скамейках у открытой сцены пьяный, но ответственный малый. Толпа восторженно ревела ему в ответ... Пока разбирали барабанную установку, на сцену вылез толстяк и стал показывать приемы карате, громко выдыхая при этом - 'Ха! Хо! Ху!' Несколько человек с флагом ВДВ вышли из ворот и направились в сторону собора'. Гуляния десантников и пограничников - подчеркнуто неофициальны, более того, они враждебны официальности, так же как и карнавал. 'Официальный праздник... утверждал стабильность, неизменность и вечность всего существующего миропорядка: существующей иерархии, существующих религиозных, политических и моральных ценностей, норм, запретов... Поэтому и тон официального праздника мог быть только монолитно серьезным, смеховое начало было чуждо его природе. Именно поэтому официальный праздник изменял подлинной природе человеческой праздничности, искажал ее. Но эта подлинная праздничность была неистребимой, и потому приходилось терпеть и даже частично легализовать ее вне официальной стороны праздника, уступать ей народную площадь'.
Солдаты труда
Отчего же из множества родов войск лишь 'дёсанты', пограничники и мореманы празднуют свой День так бравурно? Понятно, что, например, рядовой состав в ВВС не так многочислен, как в ВДВ. А как быть со стройбатом? Видимо, дело здесь кроется во внутреннем мироощущении рядового строительных войск, чреватого определенным комплексом неполноценности. Мол, в армию сходил, 2 года честно оттрубил, а вместо автомата дружил с лопатой. Во-вторых, известно, что в стройбат всегда брали ребят с определенными отклонениями: по здоровью, с судимостью по легким статьям и тех, что с 'гор спустились' - то есть слабо знающих русский язык и навыки пользования современной техникой. Раньше многие дембеля перед увольнением из армейских рядов стыдливо меняли шевроны строительных войск (т.н. 'зайчики') на шевроны 'инженерных' - последние считались все-таки более престижными. Оттого, наверное, и не буйствует стройбат на улицах городов, предпочитая более интеллигентную пьянку в теплой дружеской компании. А в 'смеховой культуре' стройбата, опять же по Бахтину, преобладают не 'празднества карнавального типа' и 'различные площадные действа', а 'словесные смеховые (в том числе пародийные) произведения'. Известно множество афоризмов о военных строителях: 'Бог создал Адама и Еву, а остальное - военный строитель', 'Когда бог создавал дисциплину, стройбат был на работе', 'Два солдата из стройбата/ заменяют экскаватор'. Комплекс неполноценности преодолевается за счет пародии и самоиронии, что особенно ярко проявляется в неофициальном названии строительных войск - 'королевские войска'. В то же время, как рассказал экс-стройбатовец, когда он служил, у них в части бродила героическая легенда о том, как где-то, когда-то, какие-то стройбатовцы мощно побили каких-то десантников. При этом, по его же словам, неофициальным девизом военных строителей является: 'Скорей война, скорее в плен!' 'У вас в армии была какая-то своя, официальная песня?' - спросил я бывшего рядового стройбата, крайне далекого от всякого пиетета к своему военно-строительному прошлому. 'Конечно', - ответил он и вдруг запел, маршируя на месте:
Мы к жизни привыкли походной, Мы любим наш воинский труд, Где ветры гуляют привольно, Ажурные краны встают. Живем мы в палатках порою, В степи и у северных скал. В горах (?!) города мы построим У моря построим причал. Строители, строители - растут города, военные строители - солдаты труда.
Выражение 'ажурные краны', столь, казалось бы, чуждое своей утонченной вычурностью природе военно-строевой песни, но так органично вписавшееся в общий ее сюрреалистический тон, мне понравилось больше всего. В общем, с Днем ВВС!..