фото Но желание выплеснуть буйную волю по-прежнему есть. И хотя иным людям для полного счастья хватает обычной пьяной драки, 'буйство' это требует реализации. С этой целью западные господа придумали много интересных игр, требующих от человека физических действий, а взамен дарящие психологическое очищение от 'энергетических шлаков'. Одним из таких вариантов разгрузки стал пэйнтбол (paintball), чье стремительное продвижение по земному шару оказалось просто невероятным. В Россию пэйнтбол проник одновременно с падением известного Занавеса. В начале 90-х появилась на свет и Ижевская федерация пэйнтбола. Как сообщили представители федерации, практически сразу проявились отличительные черты российского варианта пэйнтбола. Если на Западе пэйнтбол воспринимается как агрессивный, но веселый вид спорта, то в России игра приобрела несколько военный формат. Это, в частности, отразилось на том, что пэйнтбольные тренировки вошли в программу тактической подготовки многих подразделений специального назначения, а на игровой базе Ижевска уже много лет тренируются республиканские спецподразделения, отрабатывая особенности ближнего боя. Военный формат игры выражается также в нескольких разработанных вариантах ее проведения: 'Дуэль', 'Захват Штаба', 'Сопровождение президента', 'Освобождение заложников', 'Ликвидация террористической группы', 'Эвакуация секретного груза'. Кроме того, российский пэйнтбол с большей реалистичностью относится к попаданиям. Если на Западе 'для вылета' игроку требуется набрать несколько отрицательных очков, то в нашем случае любое попадание приводит игрока в 'мертвое' состояние, начиная с поражения одного пальца на руке. Такой подход связан с тем, что в реальном тесном бою даже незначительные ранения начинают сказываться на эффективности бойца. Кроме того, безусловное удаление пораженного игрока заставляет его с большим вниманием относиться к происходящему. Вообще, весь принцип 'попал-вылетел' основан, прежде всего, на взаимной честности играющих, но по необходимости выставляются судьи. Свыше тысячи человек являются постоянными членами федерации. Любопытно, что сейчас качественный состав пэйнтболистов несколько отличается от того, каким он был при зарождении. Так, если в первые годы наибольшее рвение проявляли исключительно разного рода 'новорусские', то сейчас игры посещают бывшие военные, студенты, менеджеры разного уровня. Охотно на игры ходят девушки - к радости слабого пола стоит отметить, что в ограниченном пространстве девушки превращаются в хитрых и ловких снайперов. Зачастую вообще проводятся игры с участием одних только девушек. Правда, иногда случается, что эмоциональная реакция бывает столь оглушительной, что у мужчин 'вянут' уши. Смотря по сезону, игры в Ижевске проводятся - зимой - в теплом помещении в центре города, в бомбоубежище пятого класса, которое стараниями федерации превращено в сложную систему неочевидных переходов и свето-дымовых эффектов. Летом играют в природной среде, на пяти оборудованных полигонах. На вооружении игроков находятся так называемые 'маркеры' - похожие на УЗИ полуавтоматические пистолеты как российского, так и американского производства. С некоторыми маркерами удобнее стрелять стоя, другие дают возможность стрельбы с земли. Принцип действия оружия крайне прост. Вертикально укрепленный фидер (магазин) наполнен шариками (тонкие скорлупки с легко смываемой желатиновой краской внутри), которые под тяжестью собственного веса по трубке поступают в маркер. К нему также присоединен баллон с углекислым газом. При нажатии на спусковой крючок происходит кратковременный выброс газа, и шарик с хорошей скоростью летит в цель. Кроме того, в комплект амуниции входит камуфляжный костюм (натовских тонов), не пропускающий желатин, перчатки и маска, обеспечивающая гарантированную защиту лица. Амуницию одевают поверх обычной одежды, что позволяет не утруждать себя поисками гардероба.
Там, за углом...
Разумеется, картина была бы неполной, если бы я сам не принял участие в игре. И я сходил... Получилось нас девять человек, включая меня и одну девушку. Некоторые игроки являлись членами федерации, в то время как другие пришли (дав друзьям себя уговорить) в первый раз - впрочем, все друг друга знали. Средний возраст участников - около 30 лет. После того, как инструктор зачитал необходимые сведения по технике безопасности (ТБ), игроки поделились на команды и выбрали оружие. Мне достался комплект ?4 - то есть маска с козырьком (есть без козырька, с большей защитой шеи и лба, но с козырьком лучше целиться 'под светом') и маркер с горизонтальным газовым баллоном. С ним было бы удобнее лежать, но по причине неуверенности в собственных снайперских способностях я не решился выбрать лежачую позицию, опасаясь стрелять 'в молоко'. Да и побегать хотелось. Довольно быстро вопрос с командами решился: меня как человека неопытного в игре (то есть, неизвестно на что способного), отрядили в ту команду, что первая занимает оборону. В этом был плюс - мы спокойно заняли позиции, обладая преимуществом перед второй командой, которой пришлось атаковать противника, не зная, где он располагается. Ни с того ни с сего я занервничал и долго не мог найти себе подходящего места. То мне нравился длинный коридор, огибающий бомбоубежище, то хотелось спрятаться в одной из 'комнат'. Не вдаваясь в подробности (которые являются игровой тайной), могу сказать, что место боя представляет собой набор сквозных помещений разного размера, с низким потолком и редкими лампами. Кое-где расположены защитные позиции из досок (последние ни в коем случае нельзя употреблять как переносные щиты, так как в реальном тесном бою от пули никакие щиты не помогут). В конце концов, начало игрового боя застало меня где-то на проходном перекрестке, открытом сразу с трех сторон. Вполне уместное, кажется, волнение полностью очистило мой рассудок от посторонних мыслей - мокрые ладони в перчатках вцепились в маркер, беспрестанно поворачивающийся в разные стороны, вмиг запотевшее стекло маски резко ограничило зрительные возможности (по правилам ТБ во время боя не рекомендуется ее протирать). Хлопки стреляющих маркеров и азартные кличи постепенно накатывались, звук шел со всех сторон. Справа, сзади, сквозь порог бывшей двери, протянулась невесть чья тень - когда она обернулась человеком, мне стоило большого труда удержаться от выстрела (помогли навыки лесного охотника, никогда не стреляющего наугад) - 'боец' оказался своим. Мельком глянув на меня, он стремительно удалился по переходу. Не успел еще затихнуть шорох его камуфляжа, как с другой стороны появилась чья-то спина. Вражеская! Шлеп, шлеп! Мимо! Спина молча исчезла. Стало совсем тихо, лишь в каком-то удаленном помещении два мужских голоса что-то возбужденно обсуждали. При этом я никак не мог сообразить, на чьей они стороне. И вот тут мне стало страшно. Весь в предчувствиях, я метался по своей позиции, не в силах ее сменить. Прошло несколько томительных минут. Замолкли даже голоса. Вдруг прямо передо мной бесшумно возник противник. Какую-то долю секунды мы оба шальными очами просто рассматривали друг друга. Потом начался скоротечный взаиморасстрел. В состоянии самого настоящего аффекта я произвел: два выстрела, на которые 'вражина' одновременно ответил своими двумя. Ух, йо!!! Попали в мою правую руку. Больно, но терпеть можно (более того - такую боль и терпеть-то приятно). Памятуя об условиях игры, я начал быстро удаляться с поля боя, оповещая атмосферу хриплым от адреналина голосом о своем 'мертвом' состоянии. Что не помешало словить еще одно попадание от своих же - во время 'ухода' я на свою беду оказался под перекрестным огнем двух команд: В технической комнате я с нетерпением ждал начала следующего захода, имея лишь одно желание - выстрелить и попасть. Что и удалось мне неоднократно в ходе нескольких лихих часов, заодно поймав еще около десяти попаданий, из которых получились четыре добротных синячища (больно-небольно, но когда дважды в упор попадают в одно и то же место - тут можно и зубками поскрипеть): На улицу я вышел иным человеком, шатающимся от усталости и дрожащим от некоторого эмоционального истощения. Но довольным, очень довольным: У меня, конечно, был опыт обычной ружейной охоты - но там все не то. Ведь лесная дичь при всех своих привычках не имеет обыкновения отстреливаться: Хотелось снова оказаться в этих катакомбах.