фото А что Ижевск все-таки воспринимается как относительно зеленый город, это, скорее, не 'благодаря', а 'вопреки'. Я имею в виду, что власти как таковые (возможно, сильно озабоченные более серьезными вещами) не предложили на данный момент вразумительной 'зеленой' стратегии - раздела по озеленению в Генплане по сей день вроде бы нет (во всяком случае, его не афишируют). Что же мы имеем? Три общественных парка, столько же общественных скверов, плюс два 'недоделанных' - на Кирова, у памятника жертвам радиационных катастроф, и на Ленина, рядом с 'Радиотехникой'. В последнее время пошла мода на 'закрытые', корпоративные, 'уголки отдохновения' - есть в парке Кирова такая 'мечта' за решеткой - площадка для игры в гольф; есть пара райских уголков позади солидных офисов, за 'Куполстроем', к примеру, и за АСПЭКом на Пастухова. Only White! Я поинтересовалась у Михаила Чеботарева, главного специалиста отдела госконтроля управления природных ресурсов, какой порядок существует в городе, если потребуется вырубить пару деревьев? Тут как раз читатели позвонили в редакцию - на Пушкинской начались активные земляные работы, и напротив 'Урала' в считанные дни свели пять старых деревьев, тогда как у 'Лотоса' согласно плану сохранено семь больших деревьев. Причем и там, и там возводятся одинаковые объекты - гостевые автостоянки на 16-17 машин. Чем руководствуются проектировщики? Как пояснил Михаил Юрьевич, вопрос о сносе или сохранении деревьев решается на стадии проектирования того или иного объекта, и решается он архитекторами. В проекте предусмотрен такой раздел - ОВОС - оценка воздействия на окружающую среду, в котором обязательно есть пункт 'Опрос общественного мнения'. Заказчик строительства должен обойти всех жителей, которых непосредственно касается возведение нового объекта. Если 51 процент из них высказались 'за', считается, что согласие жителей получено. После чего ведущий специалист управления архитектуры (ГУАиГ) Татьяна Ложкина должна с выходом на местность составить таксацию - сколько, какого возраста и качества деревьев пойдут под снос, и выписать разрешение. Затем Чеботарев уже должен только проконтролировать своевременность и правильность возмещения ущерба окружающей среде города, то есть произведение оплаты новых пеньков. Деньги за вырубку муниципальных стволов (а все деревья в городе - это собственность муниципалитета!) поступают в бюджет. Возвращаясь все к тем же 'уральским' порубкам, отметим, что за старый клен диаметром 400 мм и две пожилые 300-миллиметровые березы владельцам магазина начислено 2470 рублей. Это 'первоэтапные' порубки. По мнению Чеботарева, динамика вырубок в городской среде в последнее время примерно вдвое превосходила динамику насаждения. Он дважды обращался в прокуратуру и в управление архитектуры с требованием не давать разрешения на вырубку, минуя стадию возмещения ущерба. А разница, считает он, была примерно кратной. Поэтому в смене на посту главного дендролога Ижевска (вместо Любови Яковицкой в управление пришла Татьяна Ложкина) он видит хорошие симптомы - начнется планомерная работа и над 'зеленой' частью Генплана, и над комплексным проектом озеленения центральных улиц столицы. Вообще говоря, не хватает культуры, интеллигентности в подходе к решению вопросов благоустройства. Прекрасно, что конкурс 'Ижевск - цветущий город' сделали ежегодным: заметно облагородились всевозможные фасады и входные группы офисов - клумбы, альпийские горки, евродизайн. Но при этом - дикие, запущенные дворы, заросшие всепроникающим американским кленом (почему у нас, как что плохое, так непременно 'американское'?). Тополь, может, и неплохое дерево, особенно по скорости роста, но ведь не на 50 же лет рассчитан век Ижевска, а то, что быстро растет, то быстро и стареет. Древесный 'парк' столицы неказист по качественному составу - преобладают 'худородные' породы, такие как тополь, осина, ольха. А ведь у нас растут и дубы, в официальных документах упоминаются вяз, ильм широколистный (сама не видела, не знаю). Плохо чувствуют себя на оживленных (а стало быть, сильно загазованных) городских магистралях хвойные - ели, пихты, лиственница. Экологи мне говорили, что они быстрее лиственных погибают от 'грязи', которой все больше в атмосфере мегаполиса. Чем не природный индикатор на выживаемость? Кстати, взгляните как-нибудь на лиственницы, что спускаются по Пушкинской вдоль гостиницы 'Центральная'. Деревья-то гибнут: Не пришлось бы нам вслед за питьевой водой покупать и баллоны со сжатым газом для дыхания.