фото С тех пор прошли тысячелетия, но проблемы демократии остались теми же: как научиться балансировать на узкой грани между тиранией и олигархией? как сделать, чтобы функционирование демократических институтов не сводилось к роли декоративной витрины государства?
Государство парламентариев
Еще в V в. до нашей эры в Афинах все вопросы внутренней и внешней политики решались в народном собрании, экклесии, в котором могли участвовать все афинские граждане, достигшие 20-летнего возраста, независимо от имущественного положения. Многие вопросы решались непосредственно на собрании, но проводились и выборы. Тайным голосованием (подачей белых или черных камешков) собрание объявляло войну, заключало мирные договоры, принимало законы. Открытым голосованием (поднятием руки) афиняне избирали должностных лиц, распоряжавшихся государственными финансами и войском. Остальные должности замещались по жребию. С тех пор прошли тысячелетия, и министры сегодня не избираются, а назначаются, но принципы построения власти и приоритетные направления сохранились - силовые и финансовый министры и сейчас на особом положении. Министр внутренних дел Удмуртии, например, в отличие от остальных министров и глав комитетов назначается Президентом РФ по представлению главы федерального МВД, а кандидатура министра финансов утверждается по согласованию с республиканским Госсоветом. К древнегреческой демократии с позиции сегодняшнего дня есть, конечно, много претензий. В выборах там участвовали граждане, но это далеко не все жители Афин, а лишь свободные мужчины, которых насчитывалось около 30-40 тысяч человек. Избирательное право у нас стало действительно всеобщим, но многие достижения греческой демократии безвозвратно утрачены. Например, сегодня совершенно нереальной выглядит афинская традиция участия каждого гражданина хотя бы раз в жизни в работе Совета пятисот, который избирался ежегодно по жребию и был в чем-то похож на современный парламент.
Болезнь вырождения
В Римской республике, так же как и в Древней Греции, существовало народное собрание, но постепенно доступ туда стал возможен только для высшей знати, начала процветать торговля голосами, что сказалось на качестве управления, и народ задумался о сильной руке. К чему это привело, мы знаем - появилась великая Римская империя. История избирательного права в России развивалась примерно по схожему сценарию. В Великом Новгороде на площади у Софийского собора, ставшего в XII веке главным храмом Новгородской республики, собиралось народное вече на выборы владыки (посадника). Обычно на собрании выбирали трех кандидатов, а затем слепец или мальчик бросали с церковного престола два жребия, и тот, чей жребий оставался, становился Новгородским правителем. Правда, как пишут историки, и новгородская демократия постепенно переродились из родового собрания в вече торговцев, а затем и вече аристократии. Известное изречение, что демократия - это лучшая из худших форм правления, подтверждается практикой - выбрать идеального правителя пока нигде не удавалось, а идеальный строй, как это ни печально, скорее всего, возможен, как поется в одной из песен московского барда Михаила Щербакова, только в государстве, состоящем из одного гражданина. В котором он сам себе и царь, и воин, и прислужник.
Черный ящик
В 20:00 минувшего воскресенья, когда на избирательных участках завершилось голосование, началось самое интересное - решение колоссальной по масштабам арифметической задачи. Подсчет голосов избирателей - задачка на сложение, надо сказать, простейшая, на уровне первого класса, правда, решать ее приходится вполне взрослым людям, и ошибки в этом деле могут многих 'поставить на уши'. Вспомним, как на недавних выборах в Грузии обвинения оппозиции в фальсификации результатов выборов и махинациях при подсчете голосов привели к отставке президента Эдуарда Шеварднадзе. А на последних президентских выборах в США в нескольких округах по решению суда производился ручной пересчет 'спорных' бюллетеней, за которым пристально следила не только вся Америка, но и самая широкая общественность в других странах, и который едва не привел к пересмотру итогов выборов. Причем расхождения данных электронного и ручного подсчета голосов могут объясняться совсем не злым умыслом, а элементарным техническим сбоем.
Подозрительная электроника
Российские выборные технологии не такие изощренные в техническом плане, как в США, но у нас все чаще можно услышать недоверчивые отзывы об электронных новинках. Хотя особых новинок на этот раз не было. На некоторых избирательных участках Москвы и Санкт-Петербурга были установлены автоматизированные комплексы обработки бюллетеней, которые уже использовались в столице на выборах мэра. По сути, это сканеры, которые считывают информацию с избирательного бюллетеня в автоматическом режиме. Один мой знакомый очень обрадовался, что эта выборная новинка не дошла еще до Ижевска. Он объяснил свое недоверие к беспристрастной технике тем, что, по его мнению, сканер можно как-то запрограммировать не только на считывание информации о том, за кого проголосовал избиратель, но и на снятие отпечатков его пальцев с целью раскрытия тайны голосования. У экспертов по выборам есть сомнения и относительно уже зарекомендовавшей себя государственной автоматизированной системы (ГАС) 'Выборы', которая, по их мнению, позволяет незаметно для наблюдателей в процессе обработки протоколов участковых избирательных комиссий, поступающих с мест, исказить их в 'нужном' направлении. И хотя, на первый взгляд, положения законов о выборах президентов России и Удмуртии предусматривают присутствие наблюдателей от всех кандидатов при подсчете голосов избирательной комиссией любого уровня, у дотошных экспертов, по информации, размещенной на сайте 'Демократия.ру', есть вопросы к Центризбиркому и по поводу ограничения прав наблюдателей.
Под пристальным оком
Международные наблюдатели в общем положительно оценивают работу российских избирательных комиссий, однако полностью избежать нарушений пока не удавалось. Даже в Москве, где общественность особенно строго отслеживает проведение подсчета голосов, в ходе декабрьских выборов были отмечены серьезные нарушения. Например, на некоторых избирательных участках члены избирательных комиссий вместо того, чтобы рассортировать бюллетени по кандидатам, предоставили возможность одному из членов комиссии оглашать по очереди бюллетени, лежавшие в общей куче, а другому на слух отмечать голоса за того или иного кандидата. Вообще, о том, какими могут быть нарушения при подсчете голосов, лучше всего ознакомиться из положений Российского Уголовного кодекса. Преступлением считается включение неучтенных бюллетеней в число использованных при голосовании, заведомо неправильное составление избирательных списков, фальсификация подписей избирателей, подлог бюллетеней либо их порча, незаконное уничтожение, заведомо неправильный подсчет голосов, заведомо неправильное составления протокола об итогах голосования.
Казахстанское ноу-хау
Как свидетельствует информация из стран ближнего зарубежья, там проблема фальсификации итогов голосования стоит еще острее, чем в России. В Казахстане руководитель 'Союза рабочих и безработных' Мадел Исмаилов предложил интересный способ покончить со злоупотреблениями. Он предлагает предоставить каждому избирателю возможность лично удостовериться, правильно ли учтен его голос. Для этого предлагается достаточно оригинальный способ - нумеровать каждый бюллетень и после подведения итогов выборов публиковать в газетах результаты голосования по каждому номеру. Думается, что для России такой способ неприемлем. Во-первых, придется слишком большие деньги потратить на бумагу, а во-вторых, несмотря на анонимность публикации, возможности рассекретить голосование сильно расширяются. Так что Центризбирком России подобное избирательное творчество оставляет без внимания. Но все-таки возможность творчески проявить себя на выборах, не нарушая закон, даже при нынешней ситуации некоторой предопределенности их результатов, может каждый. Дело в том, что законодательство о выборах предусматривает возможность нанесения в квадрате, относящемся к вашему кандидату, 'любого' знака. Так что можно вместо банальной галочки или крестика нарисовать улыбающуюся рожицу и с чувством исполненного долга пойти домой досматривать любимые сериалы.