Режиссер Евгений Столов. Простой пересказ знаменитого романа Достоевского театральными средствами - вот и все, что смог предложить режиссер театра Евгений Столов. Видимо, вся энергия авторов спектакля ушла на решение одной задачи - как из толстого романа скроить театральную постановку, которая не может длиться больше нескольких часов. В результате, неизбежно встает вопрос, а стоила ли игра свеч? У Достоевского 'Бесы', как известно, одна из самых острых социальных вещей. Это самая жесткая сатира на российское революционное движение (Петруша Верховенский со всей его 'нечаевщиной') - с одной стороны, и на 'гнилой' российский либерализм (Верховенский-старший) - с другой. Кроме того, это последовательная и радикальная критика проектов социалистического переустройства общества ('шигалевщина'). В силу того, что 'Молодой человек' достаточно усердно пытается воспроизводить основные коллизии романа, в спектакле все эти моменты в той или иной степени находят свое отражение. Вот только зачем? Высмеивать революционные настроения в стране, в которой сегодня контрреволюция во всех отношениях занимает, пожалуй, самые прочные позиции в мире, - не только пошло, но и, наверное, даже стыдно. Указывать с помощью такого авторитета, как Достоевский, на антигуманные стороны социалистических утопий было бы, конечно, весьма круто еще лет пятнадцать, а лучше двадцать назад. Но сегодня это все равно что шутить про тещу, играя в КВН, или критиковать коммунистов в программе 'Зеркало'. А уж издеваться над либерализмом в свете нынешней политики 'укрепления властной вертикали' а la ВВП - и вовсе как-то неприлично. 'Пиарщик' Петруша Верховенский и харизматик Ставрогин. Мы не утверждаем, что своим новым спектаклем Евгений Столов выполняет 'социальный заказ'. Напротив, трудно, наверное, в Ижевске найти творческий коллектив, более далекий от злобы дня и более ориентированный на 'чистое искусство', чем театр 'Молодой человек'. Но именно такое многолетнее замкнутое 'сидение' в стенах 'Интеграла' как в 'башне из слоновьей кости' приводит в конечном счете к перманентному нарциссизму. Уберите из 'Бесов' Достоевского социальную проблематику, и мы получим лишь мутную историю о жизни провинциальных идиотов и извращенцев. С помощью подобных сюжетов можно еще, конечно, исследовать, так сказать, 'темные стороны человеческой психики', поднимать проблемы 'противоречивости человеческой натуры' и т.д., но с этим с куда большим успехом давно уже справляются штампованные голливудские фильмы, прилежно воспроизводящие фрейдистские схемы. Евгений Столов с настойчивостью фанатика-просветителя из года в год ставит русскую классическую литературу - Чехов, Достоевский, Гоголь... То есть тех авторов, чьи вещи касались в свое время самых актуальных вопросов общественной жизни. Отказ от социально-политической проблематики ради постмодернистской 'игры в бисер' есть, по сути, измена самому духу 'великой русской литературы'. фото В сегодняшней сложнейшей реальности люди нуждаются даже не в ответах на 'животрепещущие вопросы современности', а в том, чтобы кто-то хотя бы более или менее правильно и внятно их сформулировал. Чем не задача для настоящего художника? В условиях, когда гражданское общество превращено в объект применения новейших информационных технологий, а для людей, которые эти технологии творчески применяют, стирается грань между реальностью и игрой в реальность, роман 'Бесы' мог бы быть, например, прочитан как история неудачной попытки политтехнолога Петруши Верховенского стать имиджмейкером потенциального вождя Ставрогина... А пока в театре 'Молодой человек' все желающие могут просмотреть набор более или менее успешно инсценированных эпизодов из романа Достоевского.