фото В одной из советских книжек об американской мечте и американской действительности был напечатан реальный плакат того времени: маленький задорный паренек надраивает сапоги элегантному джентльмену, а внизу подпись 'Каждый чистильщик сапог может стать президентом!'. Чистильщик сапог должен лишь быть гражданином США по рождению, не моложе 35 лет и проживать в Штатах дольше четырнадцати лет. Правда, он еще должен понравиться и внушить доверие огромной массе народа, но это уже другая история. В России опыт президентства пока не так велик. На сегодняшний день наша история насчитывает одного президента СССР и двух президентов России. И кажется, что в сознании большинства россиян президент пока мало чем отличается от генерального секретаря партии или даже императора. Все они 'правят'. Достаточно вспомнить 'народную мудрость' о смене лысых правителей волосатыми. Отсчет там обычно начинается с Ленина и плавно, без перерывов переходит от советских генсеков к руководителям нового Российского государства. С тем же успехом, наверное, можно было бы двинуться и в обратном направлении - в сторону российских царей, просто о состоянии их шевелюр простому обывателю, пожалуй, известно куда меньше.
Президент-батюшка
Наделение наших политических небожителей таким мистическим и одновременно ироническим ореолом вполне согласуется с самодержавной идеей. По крайней мере, практика показывает, что в нашей стране построить властную пирамиду с несколькими вершинами невозможно. Если сравнить полномочия, предоставленные президентам разных стран их конституциями, можно заметить, что, несмотря на очевидные сходства многих положений российской Конституции с западными, наш президент по многим вопросам находится в более выигрышном положении по сравнению со своими зарубежными коллегами. Первый Президент России Борис Ельцин в своем послании Федеральному собранию в марте 1999 года подробно остановился на своем видении этой проблемы. Отвечая своим оппонентам, призывающим дать больше самостоятельности депутатскому корпусу, Ельцин заявил о своем полном несогласии с тезисом о том, что президентская власть в России напоминает абсолютную монархию. Однако, говоря о грядущих выборах, он не смог избежать чисто самодержавных оборотов: 'Президент России не может оставить в 'наследство' своему преемнику такую Конституцию, где его полномочия настолько изменены, что не позволят исполнять роль гаранта Конституции, гаранта незыблемости принципа разделения властей, а следовательно, политической стабильности в стране'.
Дамоклов меч над парламентом
А Конституция, принятая во многом под влиянием известного противостояния властей в 1993 году, действительно дает нашему президенту широкие полномочия. Например, ему дано право на роспуск Государственной Думы в случае, если она отказала в доверии правительству. Кстати, кандидатура председателя правительства России, хотя и согласуется с депутатами, но троекратное отклонение президентского протеже так же грозит роспуском Государственной Думы. Такого, как в нашей Конституции, прямого указания на роспуск парламента, несогласного с кадровыми назначениями президента, нет, например, в Конституции США, где власть президента традиционно очень сильна. Многие сравнивают Конституцию России с Конституцией Француз-ской Республики, разработанной в период президентства Шарля де Голля в 1958 году, исходя из необходимости наделения президента сильной личной властью для вывода Франции из тогдашнего тяжелого кризиса. Но и во Франции, по мнению автора комментария к Российской Конституции, директора Института законодательства и сравнительного правоведения Л.А. Окунькова, практика политической жизни привела к значительному усилению роли парламента. Что касается полномочий президента Удмуртии, с возможностями российского президента они никак не сравнимы. Наше первое лицо тоже может своим указом распустить Государственный Совет, но только в том случае, если депутатами приняты акты, нарушающие федеральные законы, причем при условии, что такое нарушение установлено в судебном порядке. Так что Александр Волков заинтересован в лояльном парламенте значительно больше, чем его более могущественный кремлевский коллега.
Игра приоритетов
Но, тем не менее, как бы ни отличались полномочия разных президентов, их объединяет главное - статус носителя высшей государственной должности, главного публичного политика страны. Даже Интернет-сайты президентов во многом похожи, ведь они одновременно должны нести информацию о деятельности президента как одного из институтов власти и о жизни человека, эту власть представляющего. Оказывается, свой Интернет-сайт есть даже у президента Ирана Мохаммада Хатами, светского лидера в этом достаточно радикальном исламском государстве. И на каждом президентском сайте из тех, на которые удалось попасть, обязательно присутствует президентская биография, фотоархив, отчет о президентских передвижениях и самое главное - выстроенные в порядке приоритетности взгляды президентов на основные проблемы общественной жизни. На сайте президентов России и Удмуртии этот раздел так и называется 'приоритеты'. У Владимира Путина первая тройка приоритетов выглядит следующим образом: 'здоровье нации, рост экономики, образование и наука'. У Александра Волкова в фаворе развитие промышленности, строительства, малого предпринимательства и социальной сферы. А вот президент Ирана Мохаммад Хатами на первое место поставил религию, культуру, затем вопросы регионального и международного взаимодействия, безопасность, экономическое развитие, науку, проблемы исламской революции, образование, проблемы женщин и молодежи. Кстати, у президента Буша вопрос здравоохранения, как и у Владимира Путина, поставлен на первое место. Правда, на сайте американского президента, видимо, в силу повышенного западного динамизма раздел, аналогичный нашим 'приоритетам', называется 'в фокусе'.
Улыбки президентов
Непременное и естественное условие президентских сайтов - наличие фотографии первого лица на главной странице. По этим фотографиям тоже можно сделать определенные выводы о характере вершителей судеб планеты. Например, на фотографии Джорджа Буша-младшего, сделанной в минувшую пятницу на одном из его выступлений в Вашингтоне, перед нами улыбающийся человек с эффектом нимба над головой, создаваемым из-за расплывчатости изображения эмблемы конференции, на фоне которой (эмблемы) он выступает. Фото Владимира Путина на главной странице официального Кремлевского сайта, во-первых, значительно скромнее по размерам, чем портрет Буша, и выражение лица российского президента - сосредоточенно-деловое, что должно свидетельствовать, по-видимому, о масштабе проблем, стоящих перед Россией. Главная страница сайта Александра Волкова оказалась наиболее 'художественной' по своему исполнению из всех просмотренных. Если остальные сайты чем-то напоминают газетные полосы, то эта выглядит как книжная суперобложка. Зато белорусский президент Александр Лукашенко выглядит на своем сайте будто на паспорте, правда, смотрит он не прямо в объектив, как положено при съемках на документы, а в сторону, может быть, для того, чтобы не смущать посетителей сайта своим слишком пристальным взглядом.
Президентское жалованье
Как выяснилось, президенты отличаются друг от друга не только имиджем, но и зарплатами. Президент Удмуртии Александр Волков, по информации Центризбиркома, в 2002 году зарабатывал ежемесячно по 117 тысяч рублей. Зарплата Джорджа Буша сегодня составляет 400 тысяч долларов в год, то есть чуть более 33 тысяч долларов в месяц. Владимир Путин пока может похвастаться только тремя тысячами зеленых. Из Европейских лидеров самый высокооплачиваемый - Тони Блэр (22,7 тысячи евро в месяц). А вот итальянский премьер Сильвио Берлускони довольствуется всего восемью тысячами евро в месяц. Правда, государственная зарплата - ничто по сравнению с доходами, которые приносит ему как медиамагнату его собственность. Зарплаты лидеров бывших союзных республик тоже очень разнятся. Например, по неофициальным данным, бывший президент Грузии Эдуард Шеварднадзе зарабатывал около 9 тысяч долларов в месяц, а президент Кыргызстана Аскар Акаев - всего 400 долларов, то есть сумму, которая вряд ли устроит сегодня даже рядового московского клерка. Конечно, воображение простого россиянина эти цифры поразить могут, но по сравнению с доходами воротил крупного бизнеса или даже топ-менеджеров крупных компаний они все-таки не столь уж и велики. И никак не соответствуют влиянию президентов на судьбы своих народов. Но государство на то и государство, чтобы стоять на страже налогоплательщиков и не позволять своим служащим, даже самым высокопоставленным, зарабатывать слишком много. А насчет влияния президентов существует мнение, что значение их как фронтменов мировой политики несколько преувеличено. Реальной властью обладает кучка нефтебаронов и владельцев транснациональных корпораций, которые без лишней суеты из своего поместья где-нибудь в Санта-Барбаре решают ключевые проблемы мира и войны на нашей совсем небольшой планете.