фото Российские парламенты всех уровней превращаются в этакие палаты лордов, в которых комфортно себя чувствует только богатый. Представительные органы российской власти после выстраивания всевозможных вертикалей и избирателей давно превратились в карманные структуры, лишенные политической самостоятельности. Однако этот атавизм демократии продолжает существовать и действовать. Правда, большинство народных избранников уже не испытывают иллюзий по поводу своего назначения - создать видимость бурной деятельности и, не мешая планам исполнительного крыла, за четыре отпущенных года подготовить себе основу для лучшей жизни. Именно карьерный рост все чаще становится целью большинства депутатов, поскольку платить деньги за голоса уже нет необходимости.
По законам рынка
Государственная Дума по-прежнему остается самым лакомым куском для всех политических объединений России, поэтому средств на нее не жалеют. Избирательная кампании на выборах 2003 года, по разным оценкам, депутату-одномандатнику обходилась в 250-800 тыс. долларов, более или менее проходное место в федеральном списке шести ведущих партий - 'Единой России', ЛДПР, КПРФ, 'Яблока', СПС, 'Родины' - от 300 тыс. до 2,5 млн долларов. В среднем депутат, 'покупавший' место в Госдуме, выложил за него 400-500 тысяч 'зеленых'. По классическим законам бизнеса эти деньги должны окупиться и принести прибыль в течение последующих четырех лет. В прошлой Госдуме на это существовала отработанная схема - услуги по голосованию и иным видам депутатской деятельности продавались на свободном политическом рынке. Конечно, 'продажа' депутатского голоса совершенно необязательно осуществлялась за деньги, большая часть заказов (политических партий, у которых свой бизнес, правительства, администрации президента) вообще не оплачивалась, а значительная часть неполитических вопросов не интересовала представителей коммерческих структур. И тем не менее, 'торговля' шла бойко, принося депутату-бизнесмену 50-60 тысяч долларов годового дохода. Не участвовать в думском бизнесе могли позволить себе лишь примерно двести из 450 депутатов: предприниматели, топ-менеджеры ведущих партий, кандидаты, чью избирательную кампанию профинансировали на безвозвратной основе. 700 долларов депутатской зарплаты хватает лишь на покрытие 15% первоочередных нужд - представительских, личных расходов, зарплаты аппарата, неофициальных командировок. Так что поиск денег становится приоритетной задачей как минимум для половины депутатов. Однако в Думе нового созыва старые схемы зарабатывания денег рушатся. Дело в том, что главным условием нормального функционирования любого рынка является конкуренция. Но ее-то в новой Госдуме и не существует. Конституционное большинство - у 'Единой России', удовлетворить финансовые потребности всех своих представителей партии власти будет сложно. Конечно, есть политические силы и ресурсы, готовые перекупить депутатов, но при нынешнем раскладе покупка отдельных голосов для проведения решений ничего не решит, а покупать оптом слишком затратно, да и довольно сложно технически. К чему приведет такая ломка 'экономических устоев', можно предположить с определенной долей точности: к ослаблению чисто политических споров внутри Думы, к превращению голосования в условную процедуру, к окончательной смене поколения профессиональных парламентариев - депутатами-срочниками, которые используют депутатский мандат в качестве пропуска в высокие кабинеты в поиске лучшего места или в качестве 'охранной грамоты' - четырехлетней депутатской неприкосновенности.
Госсовет в конце тоннеля
На региональном уровне экономическая составляющая законодательного процесса представлена несколько в ином виде. Чтобы более или менее прилично представить себя на выборах в законодательный орган Удмуртской Республики, нужно от 200 тысяч до полутора миллионов рублей. Чтобы на этих выборах победить - одних денег недостаточно. Необходимо расположение удмуртского руководства и как следствие - право на использование такого блага, как административный ресурс. Наивно полагать, что сюда (как и в Госдуму) идут ради полутора тысяч депутатских рублей в месяц и бесплатного проезда в общественном транспорте. На уровне субъекта 'близость к телу' приобретает даже большее значение, чем на федеральном. Лоббирование интересов своего бизнеса становится приоритетом. Удачный опыт сотрудничества с президентом, будучи в статусе депутата, в дальнейшем может помочь при трудоустройстве и благоприятно скажется на политической карьере. Покупать голоса в Госсовете, а соответственно и зарабатывать на этом, нет смысла. Если принципиальные противоречия возникнут, то большинство из них будут решены еще на стадии проработки вопроса тихо, по-семейному, а не в зале заседаний.
Гордума для богатых
Если депутат Госдумы или Госсовета на встречах с избирателями может отмахнуться от чисто бытовых проблем и рассуждать об экономическом росте и инвестиционной привлекательности региона, на благо которого он трудится ежедневно, то депутату городской Думы придется ответить и за рост тарифов (пусть он их и не утверждает), и за прохудившуюся крышу, и за облезлые подъезды. Он него требуют конкретных дел и помощи. Откуда на это изыскивать деньги - избирателя мало волнует. Считается, что у думцев большая зарплата и куча льгот. Теоретически обеспечение депутатской деятельности должно финансироваться из бюджета. Действительно, ежемесячно на счет каждого депутата перечисляются три тысячи рублей. На эти деньги народный избранник может приобрести оргтехнику, средства связи, оплатить труд помощника и т.д. Правда, по окончании срока все купленное придется оставить в Думе. Принятое в прошлом году Положение об обеспечении депутатской деятельности, по которому ежемесячно народным избранникам должно было выделяться по 30 тысяч рублей, до сих пор не реализовано, необходимые деньги в бюджет заложены не были. Аналогичная судьба постигла и Положение о наказах избирателей. Ясно, что починить крыши, не попавшие в городской титул, на три тысячи невозможно. Поэтому многие помогают из своего кармана или за счет предприятия. Благо, что подавляющее большинство думцев - руководители крупных предприятий и организаций. Такая помощь дает определенную гарантию переизбрания на следующий срок. Зачем нужна директорам городская Дума, наверное, понятно. Дружба с мэром не менее полезна, чем с любым президентом: муниципальные заказы, конкурсы, торги - возможности для привлечения бюджетных средств довольно широки. Но, конечно, не для всех. На муниципальном, самом низком уровне представительной ветви власти, количество случайных или независимых депутатов с каждым созывом уменьшается. Переломить административный ресурс в городских округах становится все сложнее, а если и удается, то единицам. В любом случае городская Дума не так многочисленна, как Госсовет, 'поработать' и договориться можно с каждым. Если депутат 'войдет в положение', не будь он даже директором, его можно облагодетельствовать - помочь в округе, перевести на профессиональную (освобожденную) форму деятельности, а это ежемесячная зарплата на уровне начальника управления. Почетно и выгодно быть председателем Думы - зарплата соразмерна мэрской. Но не дай Бог очутиться в Думе простому смертному, да еще со взглядами, отличными от большинства. Он отсидит срок, не получив ни копейки не на свои личные нужды, не на нужды избирателей округа. Честность и порядочность такого депутата вызовут лишь насмешливое сочувствие, и следующий срок достанется подкрепленному материально и административно сопернику. Тезис 'выборы для богатых' уже воспринимается обывателями вполне спокойно. Чем все это может закончиться, догадаться несложно. Административный ресурс и властная вертикаль - палка о двух концах. В ближайшие годы неизменно сложится ситуация, когда большинство представителей крупного бизнеса договорится с руководством страны, быть в оппозиции станет просто невыгодно. Формальное противостояние в единичных случаях и исключительно из соображений 'эстетических' будет изредка возникать на федеральном уровне, а вот на местах, где как раз и решаются вопросы, от которых зависит благосостояние каждого конкретного гражданина, такой вид народного избранника, как 'борец за интересы народа', скоро, видимо, канет в лету.