Это мы Люди 'Дня' Те, кто говорит, что 'День' - это Щукин, недалеки от истины. Феномен 'Дня' в том и состоит, что Сергей Щукин - пожалуй, единственный из главных редакторов СМИ в Ижевске, который пишет политическую и экономическую аналитику практически в каждый номер газеты. И пишет сам! И какой бы гениальный авторский коллектив не собрался в 'Дне', лицом и брендом газеты будет оставаться Щукин. И его авторитетом будет поддерживаться высокий статус работы в 'Дне'. Помню, одно из первых мнений о нашем главном редакторе, которое я услышал в журналистской среде, было такое - 'Щукин кого попало не берет'. Хотя точнее было бы сказать, не каждый автор сможет копаться в фактах, смеяться и хулиганить в стиле 'Дня'. Ничего личного. Мы ведь тоже не смогли бы без последствий для психики прописаться в 'Удмуртской правде' или в 'СК'. Очень любим свободу и не любим 'желтый' цвет. Характерная особенность - практически все авторы 'Дня' попали в журналисты, можно сказать, с улицы. Хотите знать, как стать журналистом 'Дня'? До прихода сюда я работал сторожем на строительной базе, поражая воображение рабочих тем, что изучал по самоучителю английский: собирался поехать работать на нефтевышки в Норвежском море. Писал немного прозу. Когда меня познакомили с Сергеем Щукиным (это было в июле 2000 года, накануне выборов первого президента Удмуртии), я поначалу рассматривал написание газетных заметок как довесок к ночным бдениям на стройбазе. Когда обнаружилось, что ожидаемая зарплата в газете примерно в 10 раз превысит мой заработок сторожа, решение было принято. 'На следующей планерке жду текст', - огорошил меня главред. Я промучался неделю, но ничего путного не смог из себя выдавить. Думал, ну все, конец моей карьере. Щукин, конечно, знал, что я ничего не принесу, и послал меня тем же вечером 'за фактурой' на мое первое 'мероприятие'. И пошло-поехало. Для сравнения: когда я до этого пытался устроиться в 'АиФ Удмуртии', его главный редактор первым делом стал допрашивать меня, 'кто дает деньги' газете, название которой я упомянул в связи с тем, что в ней вышла пара моих заметок. Помню, после этого собеседования я ушел сильно раздраженным. В 'Дне' иной подход к кадрам. Никто не станет подвергать оценке твою профпригодность к журналистской деятельности. Поработав немного в 'Дне', ты сделаешь это сам. Мы не профессионалы в строгом смысле этого слова, но в таком тонком деле, как журналистика, корочки журфака почти ничего не решают. Полученные знания и опыт работы, особенно в государственных СМИ, часто тормозят профессиональный рост в демократичных условиях 'Дня'. Рамки здесь только одни - чтобы каждый раз было, как в первый раз. Может быть, поэтому здесь задерживаются разные интересные люди, которые и не помышляли становиться журналистами. В общем, 'День' - это газета равных возможностей: дипломированный ты или нет, пиши, если сможешь соответствовать стандарту 'Дня'. Здесь не делают ставку на профессионалов, их здесь выращивают. Все условия для этого имеются. Не каждая редакция может похвастаться таким уровнем оснащения рабочих мест журналистов, включая индивидуальный выход в Интернет, как в 'Дне'. Но самое главное - это уникальная атмосфера свободы. Не случайно авторы 'Дня' любят появляться на работе даже в выходные и праздничные дни. Просто приятно.
Это мы 'День' и оппозиция Когда я еще не работал в 'Дне' и даже ни разу не читал его, я слышал, что это какая-то оппозиционная газета, которую спонсирует 'Яблоко'. Потом выяснилось, что сведения о 'Яблоке' - устаревшие, а оппозиционной газета считается только потому, что Волков не привык делать других выводов из критики в свой адрес. 'День' в реальности не несет серьезной угрозы для руководства республики: за исключением кампании по выборам президента Удмуртии в 2000 году, 'День' никогда не был рупором оппозиции. Потому что приличной оппозиции в республике в последние пять лет не было. Самые известные оппозиционеры Волкова - Салтыков и Чикуров - с точки зрения 'Дня' нисколько не привлекательней своего противника. Более того, Сергей Чикуров является записным антигероем 'Дня'. Вершинин? Он никогда не шел на острый конфликт и с 'Днем' так и не сошелся. Другое дело, Николай Ганза. Бывший премьер Удмуртии и 'День' просто не могли не понравиться друг другу. Маленький, но важный штрих. Щукин вспоминает, как Ганза, минуя секретаря, мог позвонить прямо в редакцию, чтобы спросить об интересующей информации. Это было в стиле 'Дня'. Потом Ганзу выдавили из республики - сегодня он директор горно-обогатительного комбината в Мурманской области. Вершинину удалось загладить последствия конфликта, сегодня он возглавляет 'Удмуртрыбу'. Премьеры приходят и уходят - 'День' остается. 'День' не имеет отношения к оппозиции, которой у нас просто нет. Просто из лексикона удмуртских властей, видимо, выпало такое слово, как 'независимость'. Упоминать это прилагательное в отношении прессы, тем более в Удмуртии, стало почти ненормальным. 'День', конечно, не идеал независимой прессы, но писать о том, о чем не пишут в других газетах, могут позволить себе совсем не многие издания. Вы не найдете на страницах 'Дня' личных оскорблений в чей-либо адрес или грязных скандалов. Это не есть эталон объективности. Бескомпромиссность? Работа в одной плоскости - тоже не кредо 'Дня'. Тем более, крайности в отношении к действующей власти у некоторых удмуртских СМИ сменяют друг друга с удивительной быстротой. После таких метаний к журналистике и приклеиваются ярлыки второй древнейшей профессии. Уравновешенность плюс здоровое чувство юмора - вот основные принципы 'Дня'. Мне запомнилась одна фраза Щукина, которую я случайно услышал во время кампании 2000 года. 'Мы никому не 'лижем', - сказал тогда главред одному из ныне уже не работающих в 'Дне' журналистов, который, видимо, увлекся дифирамбами в адрес Ганзы. По-моему, это подходящие слова, чтобы стать девизом 'Дня'.
Будущий 'День' Нашей газете исполнилось 5 лет. Говорят, что это испытательный срок печатного издания. 'День', мало сказать, выжил - хотя после выборов первого президента Удмуртии любимой шуткой коллег было поинтересоваться, не закрыли ли нас еще. Начавшись в 1999 году как первая ежедневная газета Ижевска, 'День' сегодня превратился во влиятельный еженедельник - достаточно объективный и живой в подаче событий, внимательный к фактам, в меру острый и насмешливый и, может быть, слишком умный. В общем, как раз для тех, кто любит почитать в газете кое-что еще, кроме телепрограммы. То, что газета состоялась, чувствуется и по укрепившимся тылам. До середины 1999 года 'День' ютился на площадях одной страховой компании, затем - на 9-м этаже Дома быта. В июле 2000 года я застал 'День', базирующимся в 2-комнатной квартире на улице Холмогорова. Вспоминается предвыборная провокация, устроенная съемочной группой ГТРК 'Удмуртия', пытавшейся прорваться в редакцию. Мне выпала честь захлопнуть дверь перед их носом. После этого многие мои знакомые при встрече говорили: 'Видели тебя по телевизору - ты не пустил журналистов'. Вот такие выкрутасы судьбы. 2001-й год 'День' встретил в новом офисе на улице Сивкова, где находится до сих пор. Газеты - они как люди. Рождаются, живут, умнеют, толстеют, стареют и умирают. 'День' уже достаточно умный, но еще недостаточно толстый, а значит, все у нас впереди. Жизнь продолжается, и если 'День' жив, значит, мы нужны. Поздравляем всех читателей с юбилеем газеты. Читайте 'День'!